ученика Тимофея, там долго жил и скончался св. апостол Иоанн Богослов. Впоследствии в Ефесе был Третий Вселенский Собор, исповедавший Пресвятую Деву Марию Богородицею. Угроза сдвинуть светильник над Ефесской церковью осуществилась. Из великого мирового центра Ефес скоро обратился в ничто: от прежнего великолепного города осталась лишь груда развалин и маленькая мусульманская деревня. Великий светильник первобытного христианства угас совершенно. Упоминаемые здесь Николаиты были еретики, представлявшие собою отрасль гностиков и отличавшиеся развратом. Их обличают в своих соборных посланиях также св. апостолы Петр и Иуда (2 Петр 2,1; Иуд. 4). Начало этой ереси положил антиохийский прозелит Николай, бывший в числе семи первых диаконов Иерусалимских (Деян. 6,5), который отпал от истинной веры. Награду победителям из среды Ефесских христиан составляет вкушение райского древа жизни. Под этим надо понимать вообще блага будущей блаженной жизни праведников, прообразом которых служило древо жизни в первобытном раю, где жили наши прародители (ст. 1—7)».

Для того чтобы понять, что к чему относится, т. е. что к Ефесской церкви, что ко всей Апостольской церкви, а что ко всей Церкви вообще на все время земного странствия ее, надо уразуметь значение названий и порядок семи указанных Асийских церквей. Неприемлемо только историческое значение, относящее написание «Откровения» лишь для семи тогдашних церквей. Такое понимание уничтожает всякое значение данных посланий для нас, живущих две тысячи лет спустя. Несомненно, что эти послания в основном (но не всегда) главным своим духовно-нравственным содержанием относятся ко всей Церкви и на все время ее пребывания на земле, пророчества же относятся к последнему времени.

Неверно и ошибочно мнение, что вся земная история Церкви разбивается строго на семь периодов или эпох, которые последовательно сменяют друг друга. Еще нелепее полагать при этом, что эти периоды точно обозначены годами или днями начала и окончания.

Догадка известного толкователя Апокалипсиса Льва Тихомирова, что время, данное Церкви, можно разбить на семь частей по названиям семи Асийских церквей, верна лишь в той своей части, что действительно семи типичным церковным состояниям или проявлениям в жизни Церкви соответствуют названия семи Асийских церквей. Это соответствие проявляется двояко:

во-первых, по смысловому значению имени:
Ефес — вожделенный, желанный;
Смирна — погребальная;
Пергам — книжная, бумажная, философская; Фиатир — окончательного значения толкователи пока не дали;
Сардис — всемогущая, богатая; Филадельфия — братолюбие; Лаодикия — народ, народная;

во-вторых, по прообразу реальных тогдашних состояний или качеств указанных церквей для будущих их проявлений в истории, особенно же в конце времен.

По мнению отца Аверкия, архиепископа Сиракузского и Троицкого, ошибка многих мыслителей, в том числе Льва Тихомирова, состоит в том, что по причине отсутствия духовного аскетического опыта они воспринимают указания Св. Писания в определенном логически-рассудочном подходе, с неизбежными комплексами стереотипов представлений и установок. Эти установки убивают живую ткань событий Св. Писания, оставляя надуманные и мертвые схемы умопостроений, которые далеко уводят от истины и правильного восприятия. Например, Лев Тихомиров, несмотря на верное указание размытости и неопределенности границ семи эпох-церквей, все же берется определить эти границы и ошибочно выстраивает их в определенном привычном хронологическом порядке. Но царство Божие не от мира сего! Так же как и все духовное! Писание алогично, а точнее имеет свою особую духовную логику, которая полностью расходится с обыкновенной. Не обязательно, утверждает отец Аверкий, что одна эпоха, скажем Филадельфийская, обязательно должна смениться на Лаодикийскую, пусть даже и с большим переходным периодом. Догадка Тихомирова о возможном долгом переходном периоде, при котором две эпохи сосуществуют параллельно, позволяет продвинуть мысль дальше до конца и увидеть, что две эти эпохи (а может, три или все семь!) могут существовать параллельно.

Более того, утверждает отец Аверкий, установка на последовательно сменяющие друг друга эпохи приводит ко многим нелепостям, по причине того, что приходится подгонять конкретные пророческие указания под придуманную схему. В результате выходит, что вкушать от древа жизни будут лишь люди Ефесской эпохи. Вот почему надо точно указывать на то, что относится к этой только церкви, а что ко всей Церкви. Также и в отношении всей Церкви следует различать, что относится к некоторому ее периоду, а что на все время ее пребывания на земле. Ведь нельзя же воспринимать угрозу в адрес Ефесской церкви: «сдвину светильник твой с места его, если не покаешься (за оставление первой любви)» буквально по отношению ко всей Церкви, которой обетовано, что врата ада не одолеют ее никогда.

Почему же Господь избрал из всех тогдашних церквей именно семь Асийских? Для начала рассмотрим значение числа семь. В «Откровении» оно появляется уже в 4-м стихе 1-й главы в отношении семи Асийских церквей. Далее в 12-м стихе этой главы речь идет о семи золотых светильниках.

В Церкви Христовой число 7 священное, которое избрал Сам Господь Бог и этим избранием освятил. Мы принимаем это число как Богом дарованное откровение. Есть и другие священные числа, например 1, 2, 3, 4, 8, 9, 12, которые есть лишь комбинации первых.

1    — указывает на единственность Бога и на единственность Церкви.
2    — указывает на двойственную природу Богочеловека Иисуса Христа.
3    — символизирует троичность Лиц или Ипостасей одного единого Бога Троицы.
4    — указывает на четверицу Евангелистов.
8    — на бесконечность, это число будущего вечного века.
9    — на девять известных нам ангельских чинов: ангелы, архангелы, начала, силы, власти, господствия, престолы, херувимы и серафимы.
12 — указание на 12 апостолов Христовых; это число можно получить умножением 3x4; 2x12=24 — это число 24 великих пророков-старцев Откровения.

Впервые седмиричность проявляется Богом при сотворении мира, который был сотворен за шесть периодов, именуемых днями, а в седьмой день Бог почил.

Быт. 2:
1    Так совершены небо и земля и все воинство их.
2    И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.
3    И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.

С тех пор неделя именуется седмицей, и седьмой день — для отдыха от дел и трудов земных. Универсальность этого Божьего установления до того непреложна и уникальна, что за всю историю человечества ни один народ не изменил седмиричному циклу недели, хотя попытки такие были. Они носят явно выраженный богоборческий характер, что хорошо видно из действий парижских коммунаров и российских большевиков-коммунистов. Так, последние сразу после захвата власти пытались своими постановлениями упразднить седмиричную неделю с ненавистным им воскресным днем и установить 10-дневную неделю: 9 дней рабочих, 10-й выходной. Попущением Божиим стал падать скот и умирать люди. Тогда большевистские лидеры вынуждены были оставить десятидневку и попробовать пятидневку: 4 дня работать, 5-й выходной, лишь бы не по Божьему. Но и с этим ничего не получилось, и вопреки своему неистовому богоборческому желанию, большевики вынуждены были вернуться к седмиричной неделе и даже сохранить название выходного дня — воскресение!

Лишь антихристу зверю удастся на время и в какой-то мере изменить календарь, упразднить седмицу, прекратить христианские праздники и упразднить воскресный день. Седмицу он заменит на шестицу, с выходным днем, именуемым субботой. Тогда-то и наступит субботство, о котором Господь предупредил нас:

Мф. 24:
20    Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою (т. е. во время полного охлаждения к вере) или в субботу, (т. е. во дни антихриста зверя когда он объявит себя богом и заменит воскресный день субботним, чтобы упразднить и саму память о Христе Иисусе и Его воскресении из мертвых);

21    ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет.
Надо подчеркнуть, что число 7 относится к сотворенному Богом миру, к земной жизни и к людям. Оно как бы связует единичность и троичность Бога с троичностью человека: 7 = 1 (один Бог) + 3 (три Ипостаси единого Божества) + 3 (тройственная природа человека, созданного по образу и подобию Бога Троицы).

Вот некоторые проявления священного числа семь в Церкви, слове Божием и природе.

Седмиричность в Церкви.

Семь Таинств новозаветной Церкви:
1    — Таинство Крещения.
2    — Таинство Миропомазания.
3    — Таинство Покаяния (Исповеди).
4    — Таинство Евхаристии (причащение Тела и Крови Господа).
5    — Таинство Брака.
6    — Таинство Елея (Соборование).
7    — Таинство Священства.

Семь Вселенских Соборов Церкви:
1-    й — Никейский (325 г.)
2-    й — Константинопольский (381 г.)
3-    й — Эфесский (431 г.)
4-    й — Халкидонский (451 г.)
5-    й — Константинопольский 2-й (553 г.)
6-    й — Константинопольский 3-й (680—681 гг.)
7-    й — Никейский 2-й (787 г.)

Семь основных даров Духа Святаго в Церкви:
1-    й — дар говорения на иностранных языках (обилно проявлялся в первоапостольской Церкви, затем крайне редко; опять будет проявлен во время второй всемирной евангельской проповеди);
2-    й — дар изгнания бесов;
3-    й — дар исцелений;
4-    й — дар управления;
5-    й — дар толкования;
6-    й — дар чудотворений;
7-    й — дар пророчества.

Семь проявлений Духа Святаго (по Исайя 11,2):
1    — дух премудрости;
2    — дух разума;
3    — дух совета;
4    — дух крепости;
5    — дух ведения;
6    — дух благочестия;
7    — дух страха Божия.

Семь основных добродетелей:
1    — воздержание;
2    — целомудрие;
3    — нестяжание;
4    — кротость;
5    — блаженный плач;
6    — трезвение;
7    — смирение.

Семь основных страстей греховных, с которыми каждому христианину надо вести брань:
1    — чревоугодие;
2    — блуд;
3    — сребролюбие;
4    — печаль;
5    — гнев;
6    — уныние (или злое разленение);
7    — гордость (тщеславие).

Семь слов молитвы Иисусовой:
1 — Господи, 2 — Иисусе, 3 — Христе, 4 — Сыне, 5 — Божий, 6 — помилуй, 7 — мя (меня).

Семь прошений молитвы «Отче наш», употребляемой в Церкви:
1    — Отче наш иже еси на небесех!
2    — Да святится имя Твое.
3    — Да приидет царствие Твое.
4    — Да будет воля Твоя яко на небеси и на земли.
5    — Хлеб наш насущный даждь нам днесь.
6    — И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.
7    — И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

Итак семь — это полнота церковная, и мысль эта известная. Важно отметить то обстоятельство, что во время написания «Апокалипсиса» святой Иоанн Богослов возглавлял именно эти семь Асийских церквей. Поэтому в частном случае и на то время книга «Откровения» имела отношение к тем конкретным историческим церквам, а в основном и главном имеет отношение к Церкви и миру сему для конца последних времен, т.е. на наше время и ближайшее будущее, не превышающее пяти десятков лет. Отцы церкви утверждают, что личность Иоанна Богослова и решает все и определяет и примиряет те семь церквей в Малой Азии и сегодняшнюю истинную Церковь, которые те прообразовывали совокупно! Это по совокупности числа семь. А если взять это число по единицам, то семь Асийских церквей отображают семь основных типов или состояний церковной массы, которые будут сопровождать Церковь всю Ее земную жизнь, и особенно в конце времен. Конечно, эти состояния, по преобладанию одного или нескольких в какой-то конкретный отрезок времени, могут быть определены как эпоха с конкретными делами и событиями. Но это будет лишь частным проявлением общих типов.

Неверна, по мнению этих церковных иерархов, существующая мысль, что эти семь церквей означают лишь типы и не имеют конкретных земных приложений. Это облегчает труд толкователя, освобождая его от трудной необходимости точного приложения к исторической реальности, но не решает вопроса. Более того, это делает ненужным послания семи церквам вообще и обессмысливает все угрозы и обетования, которые даны конкретным людям за конкретные дела. Обетования, данные в конце обращения к каждой церкви, часто (но не всегда!) относятся ко всей полноте Церкви и на все времена. Некоторые же свойственны только конкретной церкви и на оп¬ределенное время, как это видно на примере Филадельфийской церкви.

Вернемся к самому началу обращения к семи церквам. Здесь, по мнению уже упомянутого нами отца Олега (Моленко) из Торонто, есть важнейшие особенности, которые помогают выправить ошибочные мнения по отношению к семи этим церквам. Читаем:

Откр. 1:
4 Иоанн семи церквам, находящимся в Асии...

Остановимся и размыслим: Иоанн — это Иоанн Богослов. Обратите внимание, что к семи церквам обращается именно Иоанн Богослов, а не Господь, хотя и по поручению Господа. Это ясно указывает нам, что именно Иоанн Богослов будет выполнять послушание по руководству Церковью в последнее время. В этом смысле его обращение к семи тогдашним церквам было лишь прообразом и как бы репетицией руководства Церковью в конце времен, или в конце Нового Завета.

Мы знаем, что и в начале Нового Завета Богом был послан человек с именем Иоанн для того, чтобы приготовить путь Первому во плоти Пришествию Спасителя, Господа и Бога Иисуса Христа. Пришел он в духе и силе Илии Фесвитянина, как об этом свидетельствует слово Божие. В конце Нового Завета опять является человек с именем Иоанн (Богослов), с еще большей силой и духом (что соответствует количеству людей на земле, условиям и прочим особенностям нашего времени), чтобы уготовать путь Второму славному Пришествию Господа! Вот почему он и взывает:

Откр. 22:
20 ...Ей, гряди, Господи Иисусе!

Теперь мы можем догадаться, что слова Евангелиста Иоанна о Предтече и Крестителе Господнем Иоанне, по отношению к Первому Пришествию Господа, прикровенно содержат в себе и указание на самого Иоанна Богослова, долженствующего выполнить задачу подобно Предтече, но по отношению ко Второму Пришествию Господа:

Иоан. 1:
6    Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн; (обратите внимание, что после имени не добавлено: Предтеча, или Креститель, или пророк; также слова Господа о том, что нет в рожденных женами больше Иоанна, имеют отношение к двум великим Иоаннам: Предтече и Богослову).

7    Он пришел для свидетельства (сравните: «Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа. Откр. 1,9), чтобы свидетельствовать о Свете.

Мф. 11:
14 И если хотите принять, он (речь идет об Иоанне Крестителе) есть Илия, которому ДОЛЖНО придти.

Итак, Илия для еврейского народа придет — по обещанию Божию праотцам, а Иоанн Богослов — для Новозаветной Церкви!

Из истории Церкви известно, что где процветало делание Иисусовой молитвы — там процветала и местная церковь, а ради нее и вся та местность! Где же это божественное делание ослабевало, сокращалось и прекращалось — там наблюдался упадок местной церкви, часто сопровождавшийся и разорением всей местности.

Вот против этого упадка и оставления великого делания Иисусовой молитвы и идет укорение церковным людям от Господа в следующем 4-м стихе:

Откр. 2:
4 Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.

Понимание того, что есть Песня первой любви, весьма важно для верующего.

Мф. 22:
37    Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим; (Второ-зак. 6,5).
38    сия есть первая и наибольшая заповедь;
39    вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Левит 19,18).

Мк. 12:
29    Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый;
30    и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь!
31    Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя...

Лк. 10:
27    Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. (Левит 19,18. Второзак. 6,5)
28    Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешьжить.

Рим. 8:
35    Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано:
36    за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание.
37    Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас.
38    Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее,
39    ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем.

Достаточно внимательно и вдумчиво прочесть приведенные цитаты из Писания, чтобы уразуметь, что есть первая любовь, о которой идет речь в Откровении. Как же на деле осуществляется эта любовь? Святые отцы Церкви поясняют, что достижение этой высшей и первой любви происходит посредством внутреннего, непрестанного, внимательного и сосредоточенного призывания имени Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, т. е. Иисусовою молитвою.

Когда эта великая молитва достигает уровня, на котором Дух Святый явно и зримо (осязательно) входит в душу и сердце человека и вследствие этого соединяет предочищенный ум с предочищенным сердцем, то в сердце человека изливается неизреченная любовь Божия, которая делает сердце человека храмом Божиим и храмом Любви. Это умно-сердечное благодатное действие, или пробуждение духовной жизни внутри человека, или воскресение первое, апостол Павел называет путем превосходнейшим.

1 Кор. 12:
31 Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший.

По мнению известного толкователя «Апокалипсиса» Льва Тихомирова, первая любовь означает обычай «общения имуществ». Такой ответ, по мнению отца Олега (Моленко), есть проявление и следствие незнания и непонимания духовной жизни вообще и ее проявления в первой христианской церкви — Иерусалимской, в частности.

Хорошо известно, что этот обычай продержался недолго и не прижился в Церкви. Как же после этого можно продолжать думать, что этот обычай есть первая любовь? Если этот обычай не прижился в Церкви, то как Господь может взывать вернуть его? К тому же сами апостолы устранились от раздаяния имуществ (т. е. по Тихомирову, от первой любви), избрав для этого семь диаконов:

Деян. 6:
2    Тогда двенадцать Апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах (видим оценку раздаянию имуществ апостолами).
3    Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу,
4    а мы постоянно пребудем (в лучшем и высшем, т. е. в любви, которая на первом месте перед имуществом) в молитве и служении слова.

Так что же, апостолы оставили первую любовь? Нет, но ради нее оставили столы и прочие раздаяния имуществ.

Конечно, деятельная любовь предполагает, как частное проявление, раздачу имущества нуждающимся, но она не может именоваться первой любовью. Слово первая можно понимать не только в смысле порядка, но и в смысле важности или высшести. В этом смысле первая любовь означает высшая и самая главная. А это никак не может быть сказано по отношению к пище или одежде, ибо, по слову апостола, Царство Божие не есть пища и питие, а радость о Духе Святом.

Как раз наоборот, забота о столах может быть препятствием к высшей любви. Вспомним и слова Господа в адрес Иуды Искариотского, когда тот укорил женщину, помазавшую драгоценным миром голову и ноги Спасителя, что, мол, лучше продать миро и деньги раздать нищим:

Ин. 12:
8 Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда.

И действительно, церкви всегда благотворили нуждающимся, а вот Господа и благодать Духа Святого имели и имеют не всегда.

Как же может верующий человек быть в единении любви к Богу и ближним, если внутри себя он разъединен и разделен грехом: ум омрачается греховными помыслами и не видит божественного, дух, именуемый сердцем, услаждается греховными чувствами и не чувствует Бога, а душа спит смертным сном? Никак. Вот почему удержание этого благодатного состояния первой любви оставлено на произвол человека, ибо человек может оставить ее, через оставление пребывания в Иисусовой молитве:

Откр. 2:
4    Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Что же делать? Господь отвечает:

Откр. 2:
5    Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела...

К тому же материальное и имущественное равенство у христиан, которое может быть лишь на низком уровне достатка в самом необходимом, кроме кажущихся удобств, лишает христиан возможности проявлять деятельную любовь к ближним, кроме первого случая раздачи имущества. Почему? Да потому, что при таком равенстве нет нуждающихся и поэтому некому и не для кого благотворить. И наконец, не будет места добродетели терпения нужды, которая обетована христианам на все время их земной жизни. В Новозаветной Церкви такое равенство переносится на вкушение верными Пречистых Таинств Христовых, перед Которыми все равны и в Которых все равно нуждаются.

Неверно также считать первой любовью эсхатологические чувства. Зачем же тогда апостолы урезонивали христиан по отношению к этим, часто ложно проявляемым чувствам:

2 Фес. 2:
1    МОЛИМ вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему,
2    не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов.
3    Да не обольстит вас никто никак...

И из истории мы знаем, что эсхатологические всплески ожидания кончины мира по временам вспыхивали сильно, но не способствовали росту благочестия, а скорее наоборот вели к упадку и нестроениям.

Предыдущая страница     Следующая страница
Иоанн Богослов

О СЕМИ ЦЕРКВАХ АСИИ
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
В книге «Апокалипсис, или Откровение Святого Иоанна Богослова», составленной архиепископом Сиракузским и Троицким Аверкием (Таушевым) из Русской Православной Церкви за границей, говорится следующее: «Во второй, как и в последующей, третьей, главе излагаются откровения, полученные св. Иоанном о каждой из семи малоазийских церквей, и соответственные наставления им. Эти откровения содержат похвалы их христианской жизни и вере, порицание их недостатков, увещания, угрозы и обещания. Содержание этих откровений и наставлений имеет ближайшее отношение к состоянию церковной жизни малоазийских церквей в конце первого века, но вместе с тем относится и ко всей Церкви вообще на всем протяжении ее существования на земле. Некоторые даже видят здесь указание на семь периодов в жизни всей Христовой Церкви от апостольского времени до кончины мира и Второго Пришествия Христова. Прежде всего Господь повелевает написать Ангелу Ефесской Церкви. Ефесская Церковь похваляется за свои первые дела — за труды, терпение и противление ложным учителям, но вместе с тем осуждается за оставление своей первой любви и слышит страшную угрозу, что светильник ее будет сдвинут со своего места, если она не покается. Впрочем, хорошо у ефесян то, что они ненавидят «дела Николаитов». Победителей над искушениями и срастями Господь обещает удостоить вкушения плодов от древа жизни. Ефес — древнейший торговый город на берегу Эгейского моря, славившийся своим богатством и громадным населением. Там более двух лет проповедовал св. апостол Павел, поставивший под конец ефесским епископом своего любимого 

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU