Но как тогда быть с датировкой геологических эпох на земле, по которой, в частности, палеозойская эра была ни больше, ни меньше, как пятьсот семьдесят миллионов(!) лет назад. А ведь тогда уже существовали и рыбы, и земноводные... не будем углубляться еще дальше и детально рассматривать данный вопрос, касающийся возникновения жизни на Земле...

Получается, что в сакральных источниках допущена ошибка или предположение ученых неверно, и наша планета вовсе не такая древняя, а наша цивилизация существует совсем не так давно. Что же получается? Что мы не знаем, сколько веков нашей планете и сколько лет нам самим?

К тому же очень бы хотелось разобраться, в какую же эпоху мы живем...

Мы уже упоминали о прецессии земной оси, которая происходит из-за «сплюснутости» нашей планеты. По этой причине земная ось описывает воображаемый круг, оборот которого составляет 25 850 лет. А точка весеннего равноденствия соответственно за это время поочередно находится в разных созвездиях Зодиака. На каждое созвездие будет приходиться 2154 года, хотя на самом деле — то меньше, то больше из-за разной величины созвездий. В 2002 году эта точка находилась в созвездии Рыб, а в 2003 году — в созвездии Водолея. Именно эти понятия и подразумеваются, когда речь идет о прецессионных эрах.

Однако точка весеннего равноденствия смещается по эклиптике навстречу движению Солнца, то есть зодиакальные созвездия проходят в обратном порядке.

Авестийские тексты упоминают о том, что Заратустра родился в Эру Кентавра (Стрельца). Если считать по астрономическому кругу прецессии, то получается примерно двадцать тысяч лет назад... А в зороастризме на все мироздание отпущено всего двенадцать тысяч лет... Неувязка?

Все дело в том, что авестийцы совершенно иначе считают свои эпохи. На каждую из них приходится тысяча лет, и сменяют друг друга они не против, а по ходу Солнца. Эра Кентавра, в которую был рожден Заратустра, следует за Эрой Скорпиона, а перед ней была Эра Весов...

Астрономы и астрологи тут же заявили, что такой подсчет ненаучен, противоречит и научной, и общепринятой астрологической традиции.

Конечно, логично предположить, что поскольку-(по Авесте) на всю историю мироздания отпущено двенадцать тысяч лет и знаков зодиака тоже двенадцать, то каждый знак должен «править» по тысяче лет.

Но дело как раз в том, что первые три тысячи лет ни неба, ни созвездий не существовало, следовательно, править они не могли, и если Заратустра был рожден в Эру Стрельца, то, значит, временной отсчет начался не с Овна (Ягненка), а с Рака (Краба), и первые три знака зодиака просто выпали из временной цепи.

А если отсчет эпох авестийцы начинают с Краба, то, значит, ориентируются при смене эпох не на точку весеннего равноденствия (с нее начинается год), а на точку летнего солнцестояния (она приходится на знак Рака).

Нам остается только предполагать, что понималось под идущими в прямом порядке тысячелетними эпохами. Ясно, что не прецессия. Да и предки наши, оставившие в наследство нам первое в мире астрологическое описание, знавшие несколько тысяч звезд и периоды обращения планет, многие из которых были открыты только в наше время, отнюдь не были несведущи и неграмотны.

Так что же подразумевали они под эпохами? Может быть, какой-то глобальный мировой год, в котором тысячелетие равно месяцу? Или, может быть, таким образом они высчитывали астрологически эпохальные для Земли и человечества события?

Попробуем проверить наше предположение.

И если год состоит из двенадцати тысяч лет, то летоисчисление начинает приближаться к современному. Тогда Ахура Мазда с Ангро Майнью пребывали в вечности двенадцать тысяч раз по двенадцать тысяч — получится сто сорок четыре миллиарда лет назад. А творение мира началось девять тысяч раз по двенадцать тысяч — сто восемь миллионов лет назад-Собственно, почему назад? Назад нам пришлось бы отсчитывать, если бы круг мировой истории уже завершился. А ведь «конец света» еще не наступил. Добро еще не одержало над Злом сокрушительную победу, и неизвестно, станем этому свидетелями мы или наши далекие потомки...

Так в какую же эпоху мы живем?

Если учесть, что пророк Заратустра был рожден «в середине времен», через шесть тысяч лет после начала творения материального мира, а по теории «глобального года» — через семьдесят два миллиона лет, то остается узнать, сколько лет прошло со времени его рождения до наших дней, и определиться со своим «пребыванием во времени».

Итак, согласно буквальному прочтению Авесты, Заратустра был рожден не ранее трех тысяч лет назад. Сейчас вы поймете, почему нам трудно согласиться с этим. Дело в том, что впервые на Западе имя Заратустры упоминается Платоном, который жил в V—IV веках до нашей эры, то есть около двух с половиной тысяч лет назад.

Платон упоминал о двенадцатитысячелетнем счислении авестийцев, однако считал «середину времен» не от момента сотворения мира Ахура Маздой, а от начала начал. Он относил рождение Заратустры на шесть тысяч лет назад... от своего времени. Что вполне логично, ведь и мы делаем то же самое, считая, что живем в конце «мировой истории». Себя же Платон считал рожденным в конце мировой половины «времен», новым воплощением и приемником пророка.

Из сочинений Платона нам известно и об Атлантиде, которую некоторые исследователи считают колонией древней Арктиды — прародины ариев. Возможно, Платон пользовался какими-то авестийскими письменными источниками, упоминавшими и о рождении пророка, и о древней прародине.

Легко подсчитать, что шесть тысяч лет «вспять» от Платона — это около девяти тысяч от наших дней. Следовательно, учение пророка берет свое начало в немыслимо глубокой древности? Этой же теории придерживается и Аристотель.

Однако уже следующий источник противоречит Платону, хотя вызывает не меньшее доверие, поскольку это Пифагор. Он был первым греком и европейцем, который познакомился с учением восточных магов. Во время своих путешествий он посетил Вавилон, где занимался изучением философии. Там же, считается, он познакомился и с Заратустрой, с которым неоднократно встречался и беседовал. Стоит добавить, что жил Пифагор в VI веке до нашей эры. Чуть больше двух с половиной тысяч лет назад...

Согласно вычислениям, сделанным еврейским писателем Григорием Бар-Гебреем, Заратустра жил во времена Камбиза, во второй половине VI века до нашей эры. А Пифагор умер в начале V века до нашей эры, следовательно, они действительно были современниками и могли встречаться.

Иначе, как знакомством с учением зороастризма, нельзя объяснить противоречащий античной традиции пифагореизм. В отличие от пантеона языческих божеств, здесь речь идет о Едином Боге.

И если верна эта гипотеза, то время жизни пророка согласуется с Авестой, и истории мира отпущено еще полтысячелетия...

Однако есть сведения, что Платон встречался с учениками Пифагора, он даже специально предпринял далекое путешествие, чтобы познакомиться с его учением, впитавшим в себя основы зороастризма.

Учитывая то, что Платон жил позже Пифагора более чем на век, то встречался он уже, по всей вероятности, с учениками учеников философа. И если бы Пифагор в самом деле общался с Заратустрой, то ученики должны были сообщить об этом Платону. Не могли же они просто забыть о таком знаменательном факте из жизни своего учителя...

Однако Платон никак не упоминает об этом событии. Неужели последователи Пифагора не познакомили его с источником учения своего наставника? Странно, не правда ли?

Кстати, при царе Дарии I, жившем в V веке до нашей эры (чуть раньше Платона), зороастризм не только был официально повсеместно признан в Персии, но и претерпел значительные изменения.

И уже тогда время и место рождения Заратустры толковалось персами неоднозначно. Считается, что по более поздней зороастрийской традиции время жизни Заратустры определяется примерно «за триста лет до Александра». По этим утверждениям время жизни пророка — конец VII — начало VI века до нашей эры.

Также известно, что Александр Македонский уничтожил древние свитки Авесты, написанные на воловьих шкурах. Вряд ли воловьи шкуры могли храниться несколько тысячелетий до нашествия Александра. А ведь известно, что древние гаты, надиктованные Заратустрой, были записаны именно таким способом.

Попробуем проверить эту версию с другой стороны, взяв за основу, что, как повествует Авеста, жил и проповедовал Заратустра во времена царя Виштаспа. Виштасп первым принял его учение и стал распространять его.

Иранский поэт Фирдоуси в своей поэме «Шахнаме» упоминает об этом событии. Следует заметить, что поэма «Шахнаме» основана на прозаической несохранившейся версии «Книги царей», которая, в свою очередь, базируется на утерянном пехлевийском источнике.

Фирдоуси продолжил поэму вслед за поэтом Дикики, который сочинил первую тысячу двустиший и был убит в молодом возрасте собственным рабом.

Рассказ о царе Гуштаспе (то есть Виштаспе) Фирдоуси ведет от имени своего предшественника. И здесь уже следует насторожиться. Ибо почему столь важное повествование, как время прихода пророка, поэт предпочитает описывать не лично, а от имени другого лица?

Может быть, чувствуя историческую несообразность, он хочет снять с себя ответственность? Он излагает в поэме традиционный взгляд, будучи несогласным с ним?

Согласитесь, ведь потомки могут посчитать величайшего поэта некорректным... а в поэме есть места, в которых несогласованность версий просто налицо.

Итак, царь Гуштаспа, которого идентифицируют с упомянутым в Авесте Виштаспой, реально жил в VI веке до нашей эры.

Гуштасп являлся сыном Лухраспа (его отождествляют с авестийским Арватаспой, отцом Кави Виштаспы). Посадив сына на престол, Лухрасп удалился в Балх, где стал вести отшельнический образ жизни.

Став правителем, Гуштасп принял веру новоявленного пророка Заратустры и отказался платить дань правителю Чина. Туранский правитель Арджасп хотел заставить Гуштаспа отречься от веры Заратустры, но тот отказался, и тогда Арджасп с войском вторгся во владения Гуштаспа. Произошла большая битва, в которой погибли богатыри Гирами и Зарир (брат Гуштаспа). После этого сражения Гуштасп отправился из Балха в Систан, а его противник Арджасп стал собирать войско для нового набега.

А вот как описываются эти события в «Шахнаме»:

Вот миновало время. 
Царь Ирана Гуштасп отправился в предел Систана. 
Чтобы Зардушта веру утвердить, 
Святой Авестой души просветить.
Встретили Гуштаспа великий Рустам и Дастан. 
Они ввели его с почетом в Забул и стоя служили ему на пиру
Они Зардушта приняли завет 
И Зенд-Авесты и Азара свет

Страшно было бы предположить, что Фирдоуси не знал, чем Зенд-Авеста отличается от Авесты...

Зенд-Авеста является более поздним переводом на среднеперсидский язык древнего оригинала Авесты. К тому же Зенд-Авеста включает в себя текст с позднейшими комментариями. «Зенд» — этот толкование, и написано оно уже на основе не авестийского, а пехлевийского алфавита.

И уж конечно, никак не мог современник Зардушта царь Гуштасп исповедовать Зенд-Авесту. Ведь если и принес ему пророк, кроме устных проповедей, записанные тексты, то это могли быть только гаты — первая часть «Старшей Авесты», авторство которых все единодушно приписывают именно Заратустре. Не мог же писать Заратустра комментарии к своим текстам...

Кстати, как мы уже упоминали, уничтожил священную Авесту Александр Македонский. Но через триста лет он варварски сжег не только первый вариант Авесты, но и «Зенд».

Летопись «Арта-Вираф намак» сообщает: «А религиозные книги, в том числе Авесту и «Зенд», написанные золотыми буквами на специально подготовленных воловьих шкурах и хранившихся в Стахре... в «Замке письмен», тот подлый, порочный, грешный, злонравный румиец Искандар из Египта собрал и сжег».

Следует обратить внимание на то, что за триста лет от проповедей Заратустры, похоже, набралась целая библиотека зороастрийских книг, включая и толкования, и комментарии. Однако исторический опыт показывает, что, скорее всего, увековеченное золотыми письменами с уточнениями и дополнениями, новое учение должно быть гораздо старше. Достаточно вспомнить, сколько времени потребовалось, к примеру, новой христианской вере, чтобы утвердиться, распространиться и обрести каноны.

В «Шахнаме» Фирдоуси приход Заратустры в земли Гуштаспа вообще опущен. Этот эпизод описывается лишь в более раннем варианте «Шахнаме» Дакики. В нем Зардушт приходит к Гуштаспу, объявляет себя пророком и призывает:

За мною идти повелел тебе Бог. Горящие угли принес я, их жар — Небесного рая спасительный дар... ...Я послан Творцом... чтобы веру в него От меня ты принял...

И еще одно несоответствие. Традиция называет Балх резиденцией Кави Виштаспы. По этой версии Заратустра пришел в Балх со своей родины Арьяна Вэджа, и именно в Балхе Гуштасп принял его учение.

Дело в том, что ни имя Лухраспа, ни имя Арватаспы вообще не упоминаются в авестийских списках династии Кавиев, появляясь лишь в пехлевийских сочинениях, заполняя промежуток в хвалебных гимнах между Кей Хосровом и Виштаспой. При перечислении Кавиев в «Денкарте» имя Лухраспа также не упоминается. Это очень странно, потому что родословной того, кто первым принял новое учение, должно было бы уделено гораздо большее внимание. Так почему же тогда перечислены все предки, кроме отца?

Остается, кроме того, совершенно неясным, был ли Арватаспа — Лухрасп действительно отцом авестийского Виштаспы? Или же более поздняя пехлевийская традиция внесла в священные тексты имя отца знакомого им правителя Гуштаспа, приписав именно ему принятие Авесты от пророка.

Так, в «Бундахишне» «исправляется» авестийская «оплошность», и родословная Арватаспы возводится к Кави Кавате: он был сыном Авзава, правнука Кави Пишины. И царствование его длилось по этим источникам почти сто двадцать лет.

Вообще-то Авеста очень скрупулезно относится к подсчету времени в священных текстах, указывает, к какой эре относится описываемое событие, за чем следует... Если складывать все упоминающиеся в повествовании сроки, то получается именно тысяча лет определенной эры. Почему же в данном случае целых сто двадцать лет «выпадают» из подсчета, а никто этого не замечает? Или они лишние?

В «Шахнаме» повествуется о суровых испытаниях, выпавших на долю последователей зороастризма. После ухода Гуштаспа в Систан коварный Арджасп нападает да Балх, разоряет храмы огнепоклонников и сжигает священную Авесту.

Зороастрийцы были настолько потрясены этим событием, что память о нем передавали из поколения в поколение... Так, может, поэт объединяет оба события? Или переносит погром, учиненный воинами Александра, во времена правления Гуштаспа, которое было двумя веками ранее?

Кстати, не совсем ясно, действительно ли Александр разрушил храмы и сжег авестийские святыни, ведь в «Шахнаме» о нем повествуется как о справедливом и благородном правителе... А вряд ли могло так скоро позабыться столь варварское злодеяние, как уничтожение священных текстов. Или эта очередная историческая вольность автора поэмы Фирдоуси?

И действительно ли Гуштасп, реально правивший в VI веке до нашей эры, и есть упоминаемый в авестийских текстах Кави Виштаспа? Или традиция объединяет этих двух правителей, а поэт переносит на время правления Гуштаспы всех персонажей Авесты?

Ведь, к примеру, основной герой «Шахнаме», богатырь Рустам, — вообще сказочный персонаж, проходящий сквозной нитью через всю поэму. Он жил в правление многих царей, то есть несколько веков, что совершенно нереально для исторического лица.

К тому же Авеста упоминает многих противников Кави Виштаспы в войне с Ареджатаспой: Аштаарванта, Виспатавру, Даршинику, Вандарманиша, Пешану, Спинджаурушку, Тантрияванта, Хумаяку, которые приходились родственниками Ареджатаспе. А в самой поэме о них не сказано ни слова. (Что было бы вполне закономерно, поскольку поэма опирается на авестийские тексты.) Может быть, Фирдоуси не мог соотнести их ни с кем из реальных деятелей из эпохи Гуштаспы?

В защиту более ранней датировки жизни Заратустры свидетельствуют и лингвистические исследования.

Язык, которым написана «Ригведа» (сложенная в XV веке до нашей эры), и Диалект, на котором написаны гаты, близки. Да и тексты Авесты намного древнее, чем индуистские Веды. Многие персонажи, которых Веды считают богами или героями, в Авесте изображаются реальными историческими персонажами.

Воистину непоправимую утрату нанесли воины Александра не только авестийцам, но и историкам. Не сожги они древние свитки, современный спектральный анализ с достаточной точностью показал бы, к какому периоду следует отнести исторические реликвии. А значит, мы могли бы достоверно узнать, когда же жил Заратустра...

Предыдущая страница  Следующая страница
Заратустра

Поиски временных связей
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
Мы твердо знаем, что закончилось второе тысячелетие нашей эры. И их насчитывалось несколько до нашей эры...

А сколько именно их было на самом деле?

В Ветхом Завете сказано, что к 1998 году от сотворения мира прошло семь тысяч пятьсот шесть лет.

А по авестийской традиции считается, что мы живем в конце времен и в настоящий момент прошло двенадцать тысяч лет мировой истории: девять тысяч лет от начала творения материального мира, шесть тысяч лет после окончания Эры Творения и три тысячи лет — после рождения Заратустры.

Казалось бы, все подсчитано... тем более что и по библейским, и по авестийским источникам после сотворения мира прошло примерно одинаковое количество времени...
временные связи

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU