образом, огромные животные должны были растоптать младенца, и никто бы не догадался о злодеянии.

Но не знал злой колдун о том, что души домашних животных благоволят Заратустре. Ведь первое пророчество о его грядущем рождении прозвучало много веков назад — и как раз из уст быка! Так животные предвидели приход пророка раньше людей и были уверены, что он станет не только защитником рода человеческого, но и покровителем домашнего скота.

...И вот Дурасроб с Порушаспой услышали топот и мычание — приближалось стадо. Быки раздували ноздри от жажды и нетерпения, они уже чуяли близость воды и ускоряли бег. И вдруг один из них вырвался вперед и встал посреди тропы как вкопанный, загородив собой младенца. Пришлось остальным свернуть с привычного пути и двинуться обочиной. Тот же маневр бык проделал, когда стадо возвращалось обратно: заслонил Заратустру уже со стороны водоема.

А на рассвете снова прибежала Дукдауб и забрала сына.

Так сорвалась еще одна попытка погубить будущего пророка. Но помутившийся разум Порушаспы не унимался: отец умолял колдуна избавить его от сына. И Дурасроб придумал вот что: раз благие животные не причиняют вреда новорожденному, то пусть он станет жертвой храфства — так авестийцы называли всех вредоносных насекомых, змей, хищников и других паразитов.

Колдун нашел логово недавно ощенившейся волчицы (храфского зверя) и дождался, пока она отправится на охоту. Тогда он убил волчат и оставил среди их трупов Заратустру. Он был уверен: самка вернется и растерзает дитя, мстя за свое потомство.

Но случилось иначе. Волчица не глянула на подкидыша. Она стала горестно облизывать своих волчат, надеясь, что они еще живы.

Дурасроб решил, что ребенок умрет в логове зверя и сам, от голода, отлученный от материнской груди. Но к волчьей норе прискакала горная овца Куришк и напоила ребенка своим молоком. И она же на рассвете привела туда Дукдауб. Мать прижала сына к сердцу и поклялась больше никогда, никому и ни за что не доверять свое любимое дитя.

А Порушаспа однажды прослышал, что ребенку покровительствует сам Ахура Мазда, и все страхи, наведенные черными силами, покинули его.

Безбедное существование славного семейства продолжалось только семь лет. За это время Дукдауб родила еще двоих сыновей. Вот как звали братьев Заратустры: старших — Ратуштар и Рангуштар, младших, — Нотарига и Ниветиш.

Злые силы все еще мечтали помешать восстановлению мировой справедливости. Семь лет не находил себе места Дурасроб оттого, что не удалось ему выполнить черную миссию.

И вот, убедившись, что Порушаспа больше не намерен обращаться к нему, он наконец сам отправился во владения потомков Спитамы, для надежности позвав с собой своего единомышленника, могущественного колдуна Братреш Тура.

Злые колдуны стали подбивать детей Порушаспы на нечестивые слова и поступки. И дети, поддавшись, начали болтать глупости и непристойности. Все, кроме Заратустры. Ему даже удалось удержать братьев от совершения неприглядных поступков. Так семилетний мальчик выдержал свое первое испытание.

Разочарованные своим поражением, злые колдуны, тем не менее, отправились в дом Порушаспы, прикинувшись дружелюбными гостями, вздумавшими просто навестить своего хорошего старого знакомого. Действительно, хозяин, как они и ожидали, встретил их радушно, пригласив к трапезе. Хлебосольный хозяин приказал накрыть стол, и посетители с жадностью съели все угощение. После еды Дурасроб вознамерился совершить благодарственную службу богам — наивный хозяин дома не подозревал, что гость будет молиться темным силам, которые покровительствуют колдуну.

Но тут, к счастью, вернулся домой Заратустра.

— Отец! Ты не должен поклоняться богам Дурасроба! — воскликнул мальчик, вызвав неудовольствие чересчур доверчивого родителя непочтительным отношением к гостям.

Колдуны же были потрясены недетской зрелостью и прозорливостью ребенка и пришли в ярость. Более умный и выдержанный Братреш Тур промолчал,  а Дурасроб, вместо благодарности за гостеприимство, вскочил из-за стола и стал пророчить Заратустре мучительную смерть. Но маленький Заратустра не испугался мрачных предсказаний. Перед пророком еще в детстве, до того как он начал проповедовать, приоткрылась самая сокровенная завеса времени: он видел грядущее во всей его беспредельности. Знал, что случится и после его собственной смерти, и после конца света...

И тогда семилетний Заратустра заявил, что предвидит кончину самого Дурасроба.

В ответ на это злой колдун опрометью бросился из дома, приказав немедленно запрягать коня. Но злодей успел отъехать совсем недалеко. Едва он исчез из поля зрения жителей селения, как его настигла смерть.

Как раз в семилетнем возрасте умного и не по годам развитого Заратустру отдали на обучение священству.

Атраваны, или заотары, — служители древнеарийских (дозороастрийских) культов, передавали, свои знания ученикам изустно. Они обучали обрядам, заставляли запоминать наизусть гимны и мантры, призывающие богов-покровителей. Ученики заотаров не ограничивались усвоением раз и навсегда установленных догм, а учились сами импровизировать, сочинять стихи, обращенные к высшим силам. Таким образом, у детей и юношей развивался поэтический дар. А Заратустра, несомненно, был великим поэтом: он оставил богатое стихотворное наследие.

Гаты — песни и гимны, сочиненные им, — звучали на гатическом диалекте, который намного древнее авестийского, в свою очередь считавшегося уже мертвым к тому времени, как разрозненные тексты Авесты были вновь собраны и записаны.

Искусство импровизации не могло не способствовать и становлению самостоятельности мышления. А значит, выходец из древнеарийской школы священства мог, имея природные задатки провидца, талант мыслителя и отвагу, принести в мир новую религиозную идею. Что Заратустра и сделал...

Но вот наступил срок совершеннолетия Заратустры: ему исполнилось пятнадцать лет. Историки считают, что в этом возрасте он уже стал полномочным священнослужителем. И тогда же  Порушаспа,  весьма состоятельный человек, по требованию своих взрослеющих сыновей, решил разделить между ними свое имущество.

После земель и недвижимости дошел черед до множества богатых одежд и дорогих тканей. Из всего предложенного великолепия лишенный жадности Заратустра выбрал на первый взгляд сущую безделицу — пояс в четыре пальца толщиной. С тех пор пояс кусти — обязательная принадлежность одеяния зороастрийца. Любой совершеннолетний зороастриец должен ежедневно совершать ритуал развязывания и повязывания пояса.

Предыдущая страница  Следующая страница
Заратустра

Начало жизненного пути Заратустры
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
Ангро Майнью и его прислужникам не удалось предотвратить рождение Заратустры. И тогда они задумали убить новорожденного.

Эту черную миссию поручили колдуну Дурасробу, жившему неподалеку от дома Порушаспа, отца будущего пророка.

Злодей как раз размышлял о том, как ему проникнуть в дом, и вдруг увидел, что отец сам несет к нему дитя! Оказалось, что Порушаспе не давал покоя смех малыша и слова, произнесенные им при рождении, и он решил посоветоваться по этому поводу с человеком, слывшим искусным толкователем всяких загадочных явлений.

Вместо того чтобы рассказать молодому отцу всю правду, Дурасроб потянулся к ребенку, чтобы убить его, но тут отпрянул назад: высшие силы не дали колдуну прикоснуться к детскому тельцу.

Тогда колдун, уподобясь дикому зверю, вздумал прокусить голову младенца клыками. И вновь у него ничего не вышло. Наоборот, младенец вновь стал светиться лучистым сиянием. И Порушаспа, испугавшись, забрал сына домой.

Пришлось Дурасробу прибегнуть к заклинаниям. Колдун внушил Порушаспе жуткий страх перед собственным маленьким сыном, да так, что тот сам начал умолять колдуна убить младенца. Дурасроб подбросил в очаг охапку сухих дров и велел отцу положить сверху ребенка. Но огонь в очаге не разгорался, а только едва тлел, согревая будущего пророка. А на рассвете прибежала любвеобильная мать, схватила дитя и унесла домой. Над материнским разумом колдовские заклятия не имели силы.

Заратустра был поручен заботам семи нянек, но потерявшему разум Порушаспе удалось снова забрать малыша и отнести к колдуну.

На сей раз Дурасроб решил использовать иной способ детоубийства. Он положил ребенка поперек узкой тропы, по которой каждый день ходило к водопою стадо быков. Таким 
Заратустра

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU