слова: оно укажет тебе, что избрать лучше, — каждому укажет оно; выбор касается твоей плоти и тебя. Пока не настало время, нас учат те, которые обладают премудростью.

Не существует многих богов и божков, говорил Заратустра. Все, что существует на свете, — порождение и проявление лишь двух начал — светлого и темного.

Жрецы и старейшины были удивлены такими речами. Ведь все это противоречило их привычному укладу жизни и подрывало их власть, державшуюся на почитании языческих идолов, служителями которых они были. А потому племенные управители накинулись на Заратустру, схватили его и потребовали предать смерти.

Был лишь один человек, могущественный и уважаемый, который проникся словами пророка. Звали его Аурвайто-данг, он был богат и имел собственное войско. Он восстал против готовившейся казни, и ему удалось отстоять жизнь проповедника. Однако дети и внуки этого почтенного человека осудили его, сочтя речи Заратустры кощунственными. И Аурвайто-данг, едва обратившись в новую веру, отрекся от нее и сказал, что будет впредь молиться тем же духам, что и раньше.

Тогда на Заратустру, по наущению дэва дэвов Ангро Майнью, напали другие ужасные создания: дух непослушания и анархии, дух безверия, духи голода и жажды, насилия и гибели, лютого зимнего холода, нищенства, скудности и старости. Но Заратустра не сдавался. Еще целых десять лет бродил он по Арьяна Вэдже с проповедями, осмеиваемый всеми. За это время лишь один единственный человек был им обращен в истинную веру. Это был его двоюродный брат Мадйо-монгхе, ставший первым последователем пророка.

Заратустре отказывали в пристанище даже во время самых суровых холодов. Все старались очернить не только самого пророка, но и его светлое учение. В одном из селений злоумышленники подло подложили в карман его одеяний человеческие кости. Считалось, что любое прикосновение к телам мертвецов влечет за собой смертоносную скверну, которая может поразить все вокруг. В самый разгар проповеди злодеи порвали одежду Заратустры, и подброшенные кости на глазах у всех выпали на землю, тем самым, осквернив и ее. Негодяи заявили, что перед ними не вероучитель, а презренный «переносчик трупов», который заслуживает самого сурового наказания. Заратустру вновь схватили, связали тридцатью тремя веревками и бросили в темницу. Невинно заточенному пророку не давали ни есть, ни пить, истязали его ударами конской плети.

Пророк, которому исполнилось уже сорок, совсем обессилел и даже на время потерял зрение и слух. Но и на этот раз за проявленную твердость уберег его Ахура Мазда. Смертную казнь заменили позорным изгнанием из родного племени на веки вечные.

Несчастный, измученный Заратустра отправился в неведомые края с горестными стенаниями, которые не могут не вызвать сопереживания и сочувствия:

В какой земле мне укрыться, куда мне пойти укрыться?
Изгоняют меня от земляков и соплеменников.
Неблагосклонны ко мне и родовой союз,
И поклоняющиеся друджам правители страны.
Как мне добиться твоей благосклонности, о Мазда Ахура?..
Рыдаю я перед тобою, взгляни же, Ахура.
Поддержку ниспошли, какую друг дает другу!

Ахура Мазда внял мольбам исстрадавшегося Заратустры и направил его в Дрангиану — край, где правил царь Кави Виштаспа. И пророк понял, что не кого-нибудь, а самого верховного правителя суждено ему обратить в святую маздаяснийскую веру.

Однако и здесь все оказалось совсем не просто. На выполнение этой миссии ушло целых два года.

Кави Виштаспа был умен, добр и щедр. Однако поначалу он принял чужестранца за лжеучителя, шарлатана и даже попрошайку, игравшего на религиозном чувстве слушателей. Вид Заратустры был поистине плачевным после всех выпавших на его долю преследований, испытаний и лишений.

Виштаспа, однако, не наказал красноречивого странника, а проявил щедрость. Но не придал пламенным речам пророка никого значения. Он предложил Заратустре лошадей и все, что угодно, лишь бы тот уехал прочь. Так Заратустре не удалось с первого раза ни в чем убедить царственного Виштаспу. Но он, вдохновленный голосом свыше, не оставлял надежды. К несчастью, правителя окружала свита, поклонявшаяся злым дэвам. И эти злонамеренные советники, поняв, насколько опасен для них пришелец, задумали сжить его со свету. Они принялись нашептывать царю, что Заратустра — богохульник и еретик и что его слова губительны для благополучия трона и страны. И добились своего: царь пошел у них на поводу. С его согласия Заратустру заковали в колодки и вновь бросили в темницу, лишив пищи и воды.

Казалось бы, все кончено. Несчастный безмолвно лежал на сыром холодном полу, закрыв глаза. Он молился Ахура Мазде:

Кого, о Мазда, дадут мне подобного в защитники,
Когда сторонник Друджей соберется причинить мне насилие,
Кроме Огня твоего и Мысли твоей,
Делами которых созревает царство Закона?

Злые сановники выжидали. Когда прошло столько дней, что любой, даже сильный и здоровый мужчина непременно умер бы от голода и жажды, они велели страже отворить двери темницы и вынести мертвое тело. Но Заратустра был жив! Единый, Творец, послал ему это чудо: молитва заменила ему пищу и питье.

Охваченные ужасом, придворные привели все еще связанного Заратустру к царю. И тут свершилось еще одно чудо: на глазах у всех тело страдальца начало исцеляться. Затянулись раны и следы от побоев, исчезли морщины, появившиеся от перенесенных мук, на лице заиграл румянец, пропала нездоровая худоба, а в глазах заблестел Атар, священный огонь жизни. Теперь царь мог понять, как не правы были его приближенные. Он прозрел, осознав, что перед ним — посланник Благого Бога.

Но и после этого Виштаспа не сразу обратился в новую веру. Политические соображения останавливали его. Он боялся, что смена государственной религии повлечет за собой вражду соседних народов, что его подданные в этой войне будут уничтожены, а сама Дрангиана подвергнется разрушению.

Тогда Ахура Мазда, чтобы помочь пророку, послал к царю духа-вестника Найрью Сангху. И тот вселил в сердце царя уверенность, что война, которую невозможно было избежать, окажется победоносной.

Но и после этого Виштаспа все еще сомневался. Он считал, что, уверовав в Ахура Мазду, он все равно не спасет свою душу, ибо на нем лежит грех многочисленных убийств. Много раз во главе войска вступал он в сражения, в которых полегли тысячи и тысячи людей. На это Заратустра отвечал, что здесь вины царя нет, так как те войны были справедливыми. Однако и эти увещевания оказались бесполезными. А уверовал царь благодаря волшебному напитку — соку хаоме. Когда Виштаспа отведал это хмельное питье, он забылся, и его посетило вещее видение, которое ниспослало на него благодать. Так властительная чета (а напиток отведала и царица) обратилась в маздаяснийскую веру, а Заратустру призвали ко двору.

Это был знаменательный день для всего телесного мира. Пророк больше не был одинок, отныне новая религия станет быстро распространяться по всему миру.

Предыдущая страница  Следующая страница
Заратустра

Начало проповеднической деятельности
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
После встречи с Ахура Маздой и Бессмертными Святыми Заратустра, постигший все, что только можно было постичь, решил нести священные знания людям. И в первую очередь направился в свое родное селение. Как он был наивен, когда считал, что для его ближайших соседей истина станет так же очевидна, как для него самого. Он предстал перед жрецами и старейшинами и воспел авестийские молитвы, как учили его Святые. Затем он провозгласил:

— Речь моя для внимающих. О том, что творит Мазда, будет вещать она, о делах его, которые доступны разумению мыслящего. Речь моя будет славить Ахуру: ее предмет — предмет благоговения для неискаженного духа, предмет высоких святых размышлений.  Исполнено прелести, добра и блеска то, о чем буду говорить я... Итак, внимай, о человек, с напряжением слуха превосходному смыслу моего 
проповедническая деятельность

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU