Главная  | О сайте  | Обратная связь |                       Кэннон Долорес - Между жизнью и смертью
Глава 7 - О так называемой "дурной" жизни

Убийцы

Д.: Что толкает человека на путь преступлений?
С.: Многие факторы. И не в последнюю очередь - фактор обучения. Например, становясь преступниками в силу сложных семейных обстоятельств, постоянных ссор, драк или откровенного равнодушия к судьбе детей со стороны родителей, люди учатся. Преступник - это человек, преступивший социальные нормы общества, то есть преступивший рамки, которые считаются в обществе допустимыми. Разумеется, социальные нормы общества со временем меняются, и те действия, которые в определенный момент времени, даже в рамках одной культуры, рассматривались как преступные, в другой момент времени таковыми не считаются. С позиции духовного мира, такого социального явления, как преступление, то есть нарушение социальных норм, налагаемых обществом, не существует. Разумеется, с чисто философской точки зрения можно было бы говорить о том, что преступные действия существенно тормозят или замедляют духовный прогресс человека, однако, если смотреть на это с духовной точки зрения, того, что мы называем преступной деятельностью, нет. Это просто проявление духовного дисбаланса. И тем не менее мы не называем это явление духовным преступлением, а именно социальным. Действия, совершаемые на физическом плане и в той или иной мере отступающие от социальных норм, рассматриваются обществом именно как преступные.

Д.: Ты сказала, что Бог не наказывает людей, что они сами себя наказывают. Предположим, человек в прошлой жизни был убийцей. Каким образом он может наказать себя?
С.: Он, например, в ходе очередного воплощения может решить уйти из жизни в самом расцвете лет и жизненных сил, находясь, так сказать, на вершине счастья. Именно таким образом он и наказывает себя, ибо как бы ставит себя на место того человека, жизнь которого оборвал, сколько бы лет ему ни было. То есть он познает, что это такое - внезапно лишиться жизни. Он должен увидеть и осознать это с той стороны, с физического плана.

Думаю, всем известны случаи подобного рода, причину которых очень нелегко понять. Почему хорошие, казалось бы, люди, никогда и никому не причинявшие вреда, вдруг умирают в расцвете лет, и почему других неожиданно убивают в тот момент, когда они наконец-то осуществили долгожданную мечту. Это кажется в высшей степени несправедливым, однако на вечно балансирующих кармических весах такие явления вполне оправданны.

Д.: Выходит, это наказание они накладывают на себя сами? С.: Да, это их собственный выбор. Никого не заставляют без нужды вернуться в физическое тело,
Д.: Я всегда считала, что убийцы расплачиваются за свое преступление тем, что их в свою очередь тоже убивают. Так сказать, око за око.
С.: К счастью, существуют другие альтернативы. Если бы убийцы всегда искупали свои преступления по указанному принципу, то в этом случае негативную карму постоянно принимали бы на себя другие люди, и все вращалось бы по замкнутому кругу. Это все равно как если бы рабочие на стройке стали передавать кирпичи не по цепочке, а по кругу. Так бы и гулял один кирпич из рук в руки весь рабочий день. Какой в этом смысл? Поэтому вместо того, чтобы перебрасывать кармический груз с плеч одного на плечи другого, и так до бесконечности, проще сбросить его раз и навсегда, чтобы человечество в целом освободилось от этой части кармического бремени.

Д.: А если бы их убивали не другие люди, а сами бывшие жертвы?
С.: Тогда карма жертвы была бы отягощена убийством. Несмотря на то что в прошлой жизни их убили, отработка кармы отнюдь не подразумевает обратного действия, то есть убийства жертвой своего убийцы. Это слишком грубый метод отработки кармы. Есть другие, более мягкие, как их называют, альтернативы. Хотя они рассчитаны на более долгий срок, зато отработка кармы происходит более щадящим образом.

Действительно, в моей практике были случаи, когда человек рождался в семье, члены которой состояли из жертв, убитых им в прошлой жизни. В этом случае все они, и убийцы и жертвы, стремятся искупить общую карму через взаимную любовь. Возможно, это и есть одна из мягких или щадящих альтернатив. Во всяком случае, это гораздо лучше, чем действовать по принципу: "Раз ты убил меня, теперь я убью тебя".

Или же, как уже говорилось в одной из глав, человек может отработать карму прошлых преступлений, служа и покровительствуя тому, кого он убил, то есть как бы посвящая ему свою жизнь.

А вот еще одна версия.

С.: Искупление некоторых видов насилия, таких, например, как убийство в пылу страсти, требует нескольких жизней. И способы искупления при этом могут быть столь же многочисленными, как и сами жизни. Все зависит от индивидуальной кармы людей, вовлеченных в этот процесс. Если говорить в целом, то в будущих воплощениях они будут вовлечены в те или иные близкие отношения с человеком или людьми, которых убили. И как правило, в первых воплощениях эти отношения носят антагонистический характер, поскольку люди, которые подверглись насильственной смерти, по тем или иным причинам, сами не зная почему, испытывают страх или ненависть к убившему их человеку. А он, то есть убийца, чувствует некое непреодолимое влечение к этим людям и все время пересекается с ними или оказывается поблизости в нужную минуту, ибо им движет подсознательное стремление исправить то, что он совершил в прошлой жизни. И такое положение дел сохраняется на протяжении нескольких воплощений. Тот, кто причиняет насилие вроде убийства, на неопределенный срок удлиняет время или количество лет, которое он должен провести на физическом отрезке кармического цикла, прежде чем перейдет в духовный план и продолжит этот кармический цикл там.

Д.: Выходит, что на духовном плане искупить убийство довольно нелегко и его нужно искупать на плане физическом, так?
С.: Да, лучше всего искупать действия, связанные с насильственной кармой, именно на физическом уровне, поскольку этот уровень достаточно стабилен и благоприятен для обработки вовлеченных в этот процесс насильственных вибраций. Искупление же на духовном уровне всегда связано с риском вмешаться в карму других людей, поскольку этот уровень в вибрационном отношении очень неустойчив.

Д.: Но если над человеком господствует очень сильная темная карма, нет ли опасности того, что, вернувшись на Землю, он вновь кого-нибудь убьет?
С.: Этим занимаются школы, которые человек посещает между двумя инкарнациями и где он работает над этой проблемой до тех пор, пока не искоренит всякую склонность к убийству в следующих воплощениях. Мы же делаем все от нас зависящее, чтобы помочь ему выйти из этого порочного круга.

Д.: А если он все-таки продолжает выказывать ту же порочную тенденцию, то происходит это, наверное, потому, что он не мог посещать школу достаточно долго, чтобы освободиться от всех этих чувств, так?
С.: Его направляют в место отдыха… Как бы это объяснить? Если душа, скажем, находится в месте отдыха, но не потому, что она много страдала и утратила жизнестойкость, а потому, что неразвита, и если она решает вновь возвратиться на физический план, то с этим ничего нельзя поделать. Ей разрешают спуститься на физический план, потому что душа эта вполне здоровая и жизнеспособная, но просто неразвитая. А если душа больная, сильно себе навредившая или сильно себя искалечившая в прошлых инкарнациях, то она, даже если захочет вернуться на физический план, не сможет этого сделать, поскольку душевное увечье, которое она себе нанесла, будет препятствовать этому, пока ей не помогут существа высшего порядка. Правда, иногда такой увечной душе все же позволяют реинкарнироваться, но лишь с определенной целью и для отработки определенной части кармы. В большинстве же случаев, даже если она хочет вернуться, но еще не созрела для этого, духовные наставники говорят: "Нет, еще не время, тебе вначале нужно как следует подлечиться".

Д.: Интересно, а можно ли как-то остановить душу и не дать ей воплотиться, даже если она этого хочет?
С.: Нет, если это здоровая душа, она вправе воплощаться, если хочет, и никто ее не остановит. Но силы, управляющие Вселенной и поддерживающие в ней порядок, будут влиять на нее таким образом, чтобы она не попыталась воплотиться в тело, уже занятое другой душой.

Д.: В моей практике были случаи, когда душа умирала и тут же возвращалась обратно, не задержавшись в духовном мире ни на минуту.
С.: Да, такое чаще всего случается в переходный период. Как уже отмечалось, после того как душа завершает переход, - если она вполне здорова и хочет немедленно вернуться, - она может это сделать, ибо это позволит отработать ей большую часть кармы. Однако большинство душ все же предпочитает на какое-то время остаться на духовном плане, чтобы большему научиться и еще больше продвинуться в своем развитии. Ибо процесс учебы и подготовки, который ты здесь проходишь, откладывается в твоем подсознании и определяет уровень тех знаний и той мудрости, которой ты достигнешь, а это в свою очередь будет способствовать более успешной отработке кармического долга.

Д.: Значит, если душа пожелает немедленно возвратиться на Землю, это не очень хорошо?
С.: Это нельзя оценивать в терминах "хорошо" или "плохо". Возможно, ее продуктивность в данном случае окажется нулевой. Но ведь многие души так нетерпеливы…

Д.: Мне кажется, что многие души настолько зачарованы физическим миром, что просто не мыслят себя вне его и не представляют, что есть нечто иное. И в этих случаях, когда они сразу возвращаются обратно, они лишают себя возможности отработать кармические связи или просмотреть их следствия, не так ли?
С.: Да, это верно. Обычно это люди, жизнь которых представляет полный хаос и неразбериху и которые то и дело сетуют и жалуются: "Почему у меня все из рук вон плохо?" Да потому, что они вернулись, не успев спланировать и организовать свою жизнь.

Д.: То есть не разработали план действий, так сказать.
С.: Верно. Так что вся их жизнь, так сказать, трещит по швам. Они вернулись слишком быстро и не успели подготовиться. Если бы они не были так нетерпеливы, немного подождали и организовали свою жизнь, им жилось бы намного лучше. Правда, иногда души, которые не желают меняться, направляются в специальные места, где им помогают духовно окрепнуть и подготовиться к следующей инкарнации, но при этом их ни к чему не принуждают, а наоборот, относятся к ним очень осторожно и заботливо.

Д.: Что это за места?
С.: Трудно сказать более определенно. Просто существует некий план, предназначенный для работы со специфическими проблемами вроде этой. В отличие от более высоких духовных уровней, рабочий процесс на нем занимает гораздо меньше времени, и используется этот план в основном для отработки какой-то конкретной проблемы, чтобы человек лучше подготовился к следующей жизни и смог улучшить свою карму. Если бы этого не было, многие люди не смогли бы вырваться из порочного круга. Поэтому в стадии между двумя жизнями им помогают добиться хоть какого-то прогресса, поскольку все сущее во Вселенной должно постоянно прогрессировать.

Д.: Это что-то вроде школы? Какого рода там атмосфера?
С.: Это скорее приют, а не школа.

Д.: Где людей держат в изоляции от других?
С.: Нет, это вроде того, как если бы они уединились в монастыре для медитации и размышлений. Там они общаются с другими душами, имеющими те же или сходные проблемы, и со своими духовными наставниками. Именно там они и работают над своими проблемами, стараясь понять, почему они сделали то, что сделали, и как им надлежит развиваться дальше, чтобы преодолеть эти пагубные тенденции.

Д.: Уж не ад ли это, в нашем понимании этого слова?
С.: Нет, ни в коей мере. Ад - это понятие, выработанное в рамках христианской религии и не имеющее никакого отношения к реальности. Оно используется в основном ортодоксальной церковью как орудие политической игры в борьбе за власть или против влияния гностиков. Нет, в данном случае это просто некий план, куда ты приходишь учиться и наедине с собой обдумывать ошибки, которые совершил в земной жизни. Там всегда к твоим услугам высокоразвитые души, так сказать, души-добровольцы, которые в любой момент готовы помочь тебе в духовном развитии или в подготовке к следующей жизни. Этого требует процесс становления и эволюции души. Это все равно, что воспитывать ребенка. Ведь когда ребенок совершает какой-то нехороший поступок, вы же не бросаете его за это в костер и не варите в котле.

Д.: А ведь большинство верующих именно так и представляет себе ад - место, где грешников бросают в костер или варят в котлах на медленном огне.
С.: Нет, вы одергиваете его и делаете внушение, стараясь объяснить, что именно он сделал неправильно и почему это считается неправильным, чтобы в следующий раз в такой же ситуации он вел себя более достойно.

Д.: А если человек не хочет слушаться и стремится во что бы то ни стало вернуться на физический план, что тогда?
С.: Если он не готов к возвращению на физический план, то и не сможет туда вернуться, потому что для того, чтобы он смог вернуться, его энергетика должна быть соответствующим образом уравновешена. Если же человек ничему не научился на основе совершенных ошибок и ничего не вынес из них, значит, он так и не достиг гармонии, поэтому ему дается еще некоторое время, чтобы он привел себя и свои мысли в порядок. Иногда, правда, если человек ничему не учится и ничего не хочет слушать, его все же отправляют на Землю, создавая сходную ситуацию и давая еще один шанс прозреть, то есть осознать альтернативу своим действиям. Но при этом все обставляется так, чтобы ситуация не имела серьезных последствий и чрезмерно не обременяла карму человека, так, чтобы он смог добиться прогресса, не испытывая особых трудностей.

Д.: Но тебе, наверное, приходилось встречать людей, у которых, казалось бы, нет ни капли морали или нравственных устоев?
С.: Приходилось. Это так называемые неисправимые души. Но таких немного, считанные единицы; к тому же они не вечно пребывают в таком состоянии. К счастью, подавляющее большинство душ по-настоящему стремится к духовному росту и совершенствованию, стремится стать умнее и лучше. Вопрос сводится лишь к тому, чтобы вовремя и должным образом суметь наставить их, давая возможность раскрыться навстречу знаниям, которые всегда к их услугам на духовном плане.

Д.: А что происходит с людьми, приверженными животным тенденциям и продолжающими совершать одни и те же ошибки, с людьми, так сказать, без морали и совести?
С.: По большей части это малоразвитые души, души, имеющие не очень высокий уровень развития. У них накопилось много негативной кармы, но это их мало волнует. Они хотят лишь предаваться чувственным наслаждениям на физическом плане, не обращая внимания на карму. Для них есть специальное место на одном из планов, так сказать, лечебница. Она предназначена именно для таких "увечных" душ, где им оказывают помощь, пытаясь сделать их лучше. Там они проходят своего рода курс психотерапии, который иногда занимает длительное время. Успехи, которые они делают, настолько ничтожны, что подчас просто незаметны, поэтому и сам процесс идет очень медленно. С такими душами работают наиболее развитые сущности, поскольку это требует большого терпения и специальных знаний.

Д.: Что ж, на мой взгляд, это очень гуманный метод. Но мне по-прежнему не дает покоя мысль про ад. Неужели не бывает таких случаев, когда душа настолько темна и ущербна, что наставники, так сказать, умывают руки и просто выкидывают ее вон?
С.: А куда ее выкидывать? Таких мест попросту не существует. Все мы находимся здесь. Все мы взаимодействуем и сотрудничаем между собой. А душами, которые не желают или отказываются работать по доброй воле, занимаются духовные сущности, наделенные большим запасом терпения и специальными знаниями.

Д.: Думаю, что, работая с такими душами, они значительно улучшают свою карму или же полностью ее искупают.
С.: О да, как правило, это сущности, которые либо завершили путь земного развития, либо близки к такому завершению.

Д.: И, видимо, обладающие бесконечным терпением. Во всяком случае, вряд ли они отступятся или в отчаянии махнут рукой и скажут: "Этот человек безнадежен. Пусть живет как знает!"
С.: Нет, они не отступятся и будут продолжать с ним работать, пока не добьются успеха. Иногда после нескольких инкарнаций в душе такого человека, несмотря на сопротивление, вдруг начинают пробуждаться так называемые человеческие чувства, и он начинает понимать, что есть более высокие планы жизни и существования. Вот тогда-то он и начинает наконец по-настоящему работать над собой, активно изменяя свою карму. Для наглядности можно привести пример того, сколь увечны могут быть души, направляемые в "лечебницу" после ухода с земного плана. На вашем плане был один такой человек, которого звали Адольф Гитлер. Хотя, если быть более точной, после смерти его отправили не в "лечебницу", поскольку его душа в общем-то была вполне здоровой и не носила явных признаков увечья, а в "приют" - поучиться и подумать. Ему нужно было провести какое-то время в тишине и спокойствии, чтобы поразмыслить, поскольку он… поскольку, говоря метафорически, его нервы были как натянутые струны. Главная его проблема заключалась в том, что в жизни это был необычайно талантливый и творческий человек, который вполне мог бы стать гением, если бы имел возможность для приложения своих творческих способностей, но упадочническая культура, в атмосфере которой он воспитывался и рос и которая оказывала влияние на становление его личности, не давала ему такой возможности. Однако всей его деятельностью, которая во многом была созидательной, двигала, как это вообще свойственно гениям, недюжинная энергия. Вот если бы она нашла выход в позитивном направлении, это действительно был бы не злодей, а Гений с большой буквы, а поскольку такого выхода не было, то она просто-напросто исказила все его мышление, да и мировоззрение тоже, в силу чего мы и имеем столь плачевный результат. Но случившееся главным образом отразилось не на его собственной карме, а на карме его отца.

Д.: (Доя меня это была полная неожиданность.) Вот уж не подумала бы!
С.: Да, это так. Причиной всех его проблем был именно отец, который решительно воспротивился его поступлению в университет, где бы он мог изучать более творческие дисциплины.

Д.: И все же не кто иной, а именно Гитлер творил все эти ужасы.
С.: Это Трудно объяснить. (Она замолкла, видимо пытаясь подобрать нужные слова.) Вначале им двигали вполне благие намерения, он собирался стать художником, или архитектором, или кем-то в этом роде, но ему не дали возможности развиваться в этом направлении, и вся его творческая энергия претерпела сильную метаморфозу в сторону негативизма. Главная его ошибка была в том, что он не смог направить свою энергию в конструктивное русло или задействовать ее в деле созидания, поэтому предпочел не созидать, а разрушать. И это именно то, над чем ему предстоит теперь работать.

Д.: Выходит, он вполне мог бы найти иную сферу применения своей творческой энергии, даже несмотря на то, что отец воспротивился его карьере художника?
С.: Да, он мог бы, например, стать инженером.

Д.: А не следует ли расценивать это в том духе, что мы в данном случае просто стараемся переложить ответственность за преступления с плеч самого Гитлера на плечи его отца?
С.: Нет, ни в коем случае. Гитлер тоже несет часть ответственности за эти преступления, но было бы несправедливо перелагать на него всю ответственность, поскольку корень проблемы - в ограниченности его отца, который не смог развить в себе более широкие кругозор и мировоззрение.

Д.: Короче говоря, сложись ситуация по-другому, он не стал бы тем безумным фанатиком, каким мы его знаем. Или как?
С.: Я же сказала, что всему виной интенсивность деятельных энергий, двигавших им. Даже стань он художником, он бы все равно был безумно фанатичным в своем деле, просто в этом случае его воспринимали бы не как преступника, а как представителя богемы.

Д.: Другими словами, он никому бы не причинил вреда?
С.: Именно так. Кроме самого себя, возможно.

Д.: Как бы то ни было, события развивались именно так, как развивались, и повлияли при этом на судьбы миллионов и миллионов людей. А раз так, то Гитлер, как мне кажется, все же должен был попасть в "лечебницу".
С.: Отчего же? Ведь его душа была вполне здоровой; возможно, немного деформированной, так сказать, но при этом не покореженной и не увечной. Ему нужны были, главным образом, тишина, покой и время, чтобы разобраться в себе. А души, находящиеся в "лечебнице", - это души действительно покалеченные, ибо они столько раз подвергались воздействию одной и той же негативной кармы, что, образно говоря, буквально увязли в ней. Что же касается Адольфа Гитлера, то с ним такое случилось впервые. В прошлых воплощениях он был не менее сильной личностью и тоже был наделен мощными творческими импульсами, тем не менее ему удавалось развивать свой творческий потенциал и направлять энергию в нужное русло, не доводя ее до негативизма. В этой же жизни она оказалась заблокированной и нашла себе выход в ином направлении. Да и задача, стоявшая перед ним, была несколько иного рода - научиться подчинять себе энергии, когда события развиваются не так, как хотелось бы, то есть научиться манипулировать ими таким образом, чтобы они вписывались в заданную жизненную схему. А он с этой задачей не справился. Именно эту часть кармы он и должен будет отработать в следующей жизни - научиться контролировать нежелательные ситуации.

Д.: А не навлек ли он своими действиями на себя и других людей, которые оказались под его влиянием, еще большую негативную карму?
С.: На себя - да. А в какой степени - на данный момент трудно сказать что-то определенное, поскольку это произошло сравнительно недавно.

Д.: Ты хочешь сказать, что его жизнь еще не вся проанализирована?
С.: Именно так. Потребуется несколько жизней, несколько воплощений, прежде чем удастся установить, насколько нарушено его кармическое равновесие и сколь велика карма, которую ему предстоит отрабатывать.

Д.: У меня не выходят из головы миллионы людей, истребленные за время его нахождения у власти.
С.: Да, он действительно отдавал приказы, посылавшие людей на смерть, но при этом следует учитывать тот факт, что сам он тоже в какой-то степени находился под влиянием окружавших его людей. Не говоря уже о том, что муки и смерть других людей не доставляли ему того удовольствия, какое испытывали исполнители его приказов. Я хочу сказать, что да, он действительно отдавал приказы о казнях и расправе над людьми, повлиявшие на его карму, но люди, получавшие эти приказы и исполнявшие их, те, кто строил газовые камеры и сжигал людей, все эти охранники, надзиратели и прочие исполнители испытывали прямо-таки физическое удовольствие от зрелища смерти.

Д.: Никто и не говорит, что он сам совершал эти убийства, но он их поощрял и не останавливал.
С.: Точнее говоря, он посылал людей на смерть, чем и отягощал свою карму. Он подстрекал своих соратников к войне и убийству, но при этом его руки, в буквальном смысле слова, не были обагрены кровью, поскольку эти убийства творил не он сам. Он просто создал политическую систему, дозволявшую преследовать и убивать, что и сказалось негативно на его карме, но сами убийства творил не он, а его многочисленные соратники, которые взялись исполнять его приказы только потому, что сами того хотели. В нормальном обществе такие люди обычно принадлежат к числу неудачников либо изгоев и отъявленных мерзавцев, которым нравится убивать и которые испытывают удовольствие от самих преступлений.

Д.: Но Гитлер, кроме того, был одержим фанатической идеей чистоты расы, под влиянием которой призывал к уничтожению других рас и народов, в частности евреев.
С.: Да, он действительно призывал к уничтожению рас, которые не были "чисто арийскими", как он их называл. Он стремился к тому, чтобы создать в любимой его сердцу Германии ту же ситуацию, которая сложилась в Соединенных Штатах Америки за сто или сто пятьдесят лет до него, то есть просто хотел расчистить пространство для развития, хотел, чтобы немецкое население умножалось, а сама Германия стала ведущей мировой державой. Сделать немцев сильной нацией по типу Америки, чья культура оказывала бы влияние на весь мир,- вот что двигало им. И естественно, он призывал к расправе и уничтожению народов, стоявших на пути нации к этой цели. Это было частью процесса действия искаженного творческого импульса, поскольку ясно, что достичь этого, не покалечив судьбы многих людей, было просто невозможно. Сумей он развить в себе творческий гений, он в гораздо большей степени смог бы содействовать мощи и культурному процветанию своего горячо любимого отечества.

Д.: Думаю, что именно это предубеждение и стало главной причиной подобной кармической реакции
С.: Да, но только в силу искаженного состояния его души. А освободиться от этого предубеждения он сможет в часы раздумий и встреч с духовными учителями.

Д.: Что и говорить, такого человека, как Гитлер, понять нелегко.
С.: Да, ситуация в самом деле очень сложная.

Д.: А как быть с людьми типа Джека-Потрошителя? Отразится ли это как-то на их следующей жизни?
С.: Конечно, отразится. Однако, чувствуя, сколь деликатны ваши моральные принципы, и не желая оскорблять свойственное вам чувство приличия, мы из предосторожности, не хотели бы глубоко вдаваться в эту тему, понимая, с чем сопряжена подобная информация, хотя ее, возможно, вам и недостает. Поэтому, говоря в общем о людях типа Джека-Потрошителя, скажем лишь, что они выносят из опыта своей жизни уроки, которые можно расценивать как положительные. Естественно, они причиняют много бед и горя своим жертвам, и с точки зрения общественных норм их преступления являются попросту гнусными и отвратительными. Подобные действия недопустимы в рамках поведения, принятого в обществе. И тем не менее человек, их совершающий, многому учится через них. Чему? Например, тому, к чему ведет потакание своим слабостям, что значит быть стопроцентным эгоистом, не считающимся с жизнью других людей, и так далее, и так далее. Это, несомненно, самые важные уроки, которые они выносят из опыта преступной жизни. И не только они. Те же уроки, сколь бы трудны они ни были, выносят из этой ситуации и те, кого вы называете "жертвами". Хотя здесь предусмотрена возможность и иного рода, смысл которой в том, что все участники данной акции, выступающие в роли жертв, являются, сколь бы невероятным это ни казалось, добровольцами с внутренних планов. На стадии планирования своей очередной инкарнации они, так сказать, принимают на себя обязательство участвовать в этих событиях, само наличие которых как бы служит земному обществу тем отрицательным критерием, в соответствии с которым устанавливаются и оцениваются его нравственные нормы. Это своего рода образчик того, что допускается, а что не допускается обществом в качестве норм социального поведения. Неужели ты не понимаешь, что во всех действиях, хорошие они или плохие, содержится некий урок, который должен быть усвоен и выучен? И не только непосредственными участниками событий или исполнителями этих действий, но и свидетелями, и даже сторонними наблюдателями. Чтобы они, так сказать, могли воспринимать подобное именно как ужасное преступление, и никак иначе. И чтобы, не отрицая ужаса самого преступления, могли признать, что оно многому учит всех вовлеченных в него лиц. И в заключение скажем несколько слов о жизненной силе. Сознание, заключенное в теле, убить невозможно. Оно просто переносится на другой план существования. То есть жизненная энергия, присутствующая в каждой клетке физического тела, не исчезает бесследно, а лишь переходит на иной уровень бытия, где продолжает действовать с прежней силой, в то время как физическая оболочка из структурированного и организованного состояния переходит в состояние деструкции и распада. Говоря научным языком, смерть есть не что иное, как реорганизация молекул на физическом уровне и перенос сознания из какой-то конкретной материальной оболочки в другую, более свободную и подвижную. Жизнь, таким образом, всегда была, есть и будет. Такой вещи, как лишение жизни, попросту не существует, ибо жизнь в этом случае просто преобразуется в другую форму. Мы говорим в данном случае с чисто технической точки зрения, не принимая во внимание моральные нормы и эмоциональные критерии.

Д.: А что происходит с жертвами, то есть с людьми, которых убили? Это переживание их травмирует?
С.: Это прежде всего зависит от степени подготовки самой души. Очень и очень многие души, особенно те, кто перешел на эту сторону во время войн, совершенно не чувствовали себя травмированными. Они знали, что их ждет смерть, и воспринимали ее как должное. А другие действительно были травмированы, причем в такой степени, что их пришлось отправить в место отдыха. Каждый воспринимает такую смерть по-своему. Два человека, стоящих рядом, могут умереть в одну и ту же секунду, и этот момент мы считаем одинаково трагичным и травмирующим для обоих, но при этом один из них действительно может быть травмирован, а другой нет.

Д.: Это как-то связано с возрастом души и с ее прежним опытом?
С.: Если и связано, то не столько с возрастом души, сколько с тем, насколько она понимает и сознает в себе Христа. Бывает, что юная душа наделена в этом смысле гораздо большим пониманием, чем та, которую вы называете старой душой.

Д.: Я не раз слышала, что-то, как человек умирает, исполнено не меньшего смысла, чем-то, как он живет.
С.: Это действительно так. Во многих случаях определенный вид смерти искупает большую часть кармы. Долгая, медленная смерть дается человеку в назидание. И если он усвоит этот урок, то изменит значительную часть своей кармы на положительную.

Предыдущая страница  Следующая страница

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU