Эдгар Кейс и Хроники Акаши


5

Истории случаев
(Все имена изменены в интересах конфиденциальности.)

     Все те годы, когда Эдгар Кейс проводил чтения, он неоднократно высказывал предположение о том, что индивиды, встречаясь снова и снова в последующих жизнях,  возобновляют свои взаимоотношения на той фазе,  на которой они прервали их.  Наше пребывание во времени и пространстве напоминает археологические раскопки, в которых слой за слоем располагаются прошлые жизни,  личные потребности и стереотипы,  постепенно находящие путь к поверхности.  Взаимное притяжение,  существующее между нами,  было очевидным для современников Эдгара Кейса,  а особенно для тех,  кто имел отношение к его работе. Одно чтение, (254-47), проведенное в 1928 году, продемонстрировало столь сильную тенденцию людей встречаться вместе снова и снова,  что стало возможно определить их реакцию друг на друга, опираясь на те ситуации, которые сложились в прошлом.  Чтение указало на то,  что такое сопоставление будет весьма любопытным начинанием.

     Очевидно, с учетом этого члены Ассоциации учредили Исторический Комитет,  в  обязанность которому вменялась корреляция личных взаимоотношений, сложившихся в прошлых жизнях между членами Ассоциации,  и определение того влияния, какое они могут оказать на настоящее. Работа была непродолжительной,  но оказалась захватывающей и продемонстрировала  не  только  влияние прошлого на настоящее, но и значение свободной воли для процесса взаимного понимания и приятия.

     Одним из людей,  наиболее интегрально связанных с работой Эдгара Кейса,  был Стивен Левин (900). Большинство людей, хорошо знающих Левина, отзывались о нем  как о финансовом гении-интеллектуале.  К тридцати годам он достиг значительных финансовых успехов  и занял видное место  на нью-йоркской валютной бирже.  Он был одним из немногих современников Эдгара Кейса, способных понять сложнейшие концепции, исследуемые при чтениях.  Благодаря своему богатству и большому интересу,  проявленному к работе Эдгара Кейса, он стал финансовым спонсором Ассоциации. Он был также заинтересован в развитии высшего образования и мечтал создать университет, под крышей которого будут собраны величайшие умы мира.

     Роберт Митчелл  (165) был удачливым бизнесменом и производственником, глубоко интересующимся тем аспектом работы Эдгара Кейса,  который имел отношение  к вопросам здоровья и образования.  Его перу принадлежала мысль о том, что "образование - это способ жизни, укрепленный опытом - расширенный обучением  - управляемый независимым и критическим мышлением".  Он верил в то, что "если весь мир поймет, какая сила кроется в образовании, и то, что истинный  прогресс немыслим без образования...  то большинство проблем исчезнет".  Он обладал врожденным талантом дипломата  и завоевателя.  Именно это последнее качество потребовалось ему  для общения со Стивеном Левином, так как он чувствовал,  что молодой человек  приобретает  слишком  большую власть  над Ассоциацией  Эдгара Кейса.  Хотя общий интерес к работе Эдгара Кейса свел их вместе,  а желание помочь процессу образования  укрепило  их дружбу, отношения между двумя мужчинами оставались скорее осторожными, чем откровенными. В свои пятьдесят лет Роберт Митчелл справедливо полагал, что обладает  большим жизненным опытом и мудростью,  чем тридцатичетырехлетний биржевый брокер - несмотря на то, что не имеет такого капитала.

     Пытаясь помочь  двум  мужчинам  разобраться в их нынешних трудностях. Исторический Комитет принял решение провести разбор их  связей  в прошлых жизнях. В своей работе комитет руководствовался таким положением: "Для того чтобы понять ситуацию, нужно стать ее хозяином". Вот краткое содержание того, что получил Комитет при чтении Хроник Акаши:

     В древнем Египте Стивен Левин был талантливым писцом и коренным египтянином,  чья страна была завоевана правителем,  вторгнувшимся с севера. В настоящей жизни этот правитель стал Робертом Митчеллом. Несмотря на то что новый  правитель ввел мудрые законы,  которые в результате принесли пользу Египту,  он так и остался "чужеземцем" для местного населения. Со временем талант  писца  привлек  внимание правительства и он занял видное положение среди коренных египтян. Он стал первым звеном, соединяющим нового правителя с народом Египта.  И хотя писец принадлежал к угнетенной нации,  он исполнял свой долг столь самоотверженно,  что в нынешней жизни именно Стивен получил власть над другими. Исторический Комитет изложил это таким образом:

      Всегда присутствовало  чувство  угнетенности,  поскольку правитель был чужеземцем, а вы - туземцем, но вы работали с каждым и всяким, чтобы отстроить  свою  страну и дать людям понимание гражданских,  моральных и духовных истин. И сегодня, в этот период, вы сделали для развития многое и  были  избраны  для того,  чтобы возглавить РАБОТУ и обладаете способностью дать человечеству лучшее понимание его отношений с Создателем. Вы трудились под великим гнетом и выиграли.  Сейчас в ваших руках находится власть ускорить или притормозить эту работу.

Случай 900-275, Файлы отчетов

     Вполне естественно, что такая ситуация стала причиной взаимного антагонизма обоих мужчин. Так как Роберт Митчелл некогда находился при власти, он часто подвергал сомнению  решения,  принятые человеком,  который был не только младше его и, следовательно,  обладал меньшим опытом, но и некогда находился в его подчинении.  И наоборот, Стивен больше не хотел покоряться чужой воле и легко выходил из себя,  когда Роберт Митчелл высказывал свои сомнения. Стивен также не мог преодолеть глубоко коренящееся в нем чувство своего возвращения к завоевателю (165).  А Роберт не мог преодолеть чувства, что (900) не любит его.

     Между ними также существовала иная продолжительная связь в Палестине. Одно время, в период восстановления Иерусалимской Стены, Роберт Митчелл (в качестве оруженосца),  сражался против "избранного народа".  Одним из  его врагов был (900), желавший возвратиться на свою родину. Роберт Митчелл потерпел поражение. Это, наряду с египетской ситуацией, породило чувство антагонизма.

     Где бы эти чувства ни возникли,  Исторический Комитет указал  на  то, что  оба они могут принести большую пользу в работе, начатой Эдгаром Кейсом. Стивен Левин мог помочь организации не только материально - его быстрый ум  позволял ему обучаться самому  и учить других философии чтений.  С другой стороны,  Роберт Митчелл обладал способностью вдохновлять и мотивировать  людей.  Было  также очевидным,  что со своим опытом работы Митчелл сможет помочь  молодой Ассоциации Кейса бесценными советами.  Обоих мужчин призвали к сотрудничеству,  напомнив, что, несмотря на прошлое, сейчас они находятся на одной стороне. В завершение Исторический Комитет сказал: "Безусловно,  каждый из вас должен горы своротить, пытаясь добиться взаимопонимания с другим.  Это тяжелая работа.  Да.  Но прогресс человеческой души означает выполнение одной тяжелой работы за другой".

     Несмотря на все полученные советы, эти двое так и не смогли разрешить трудности в своих взаимоотношениях. После крушения биржи и появления перед обоими финансовых проблем,  их совместная работа  потеряла былое значение. Со временем Стивену перестало нравиться то,  что некоторые люди пользуются его деньгами,  и он прекратил финансовую поддержку Ассоциации.  Роберт  же продолжал оставаться вместе с Ассоциацией и,  казалось, совершенно не был огорчен уходом своего младшего партнера.  Он даже написал Эдгару  Кейсу  в письме,  что надеется, что с уходом из организации (900) работа станет более "здоровой,  радостной,  энергичной и набожной".  Итак,  сотрудничество этих двух людей не состоялось.  Роберт Митчелл умер в 1940 году,  а Стивен Левин умер десятью годами позже. Поскольку их конфликт остался неразрешенным, со временем Хроники Акаши вновь сведут их вместе.

     В случае с двумя студентами колледжа,  Энди Эвансом  (341)  и  Джимом Мак-Мэгоном,  результат  оказался более успешным.  Трудные взаимоотношения между ними возникли во время их прошлой жизни в Египте.

     Энди заинтересовался  работой  Эдгара Кейса и получил предупреждение, что в колледже его ждут проблемы, с которыми ему придется разобраться. Безусловно, ему было суждено столкнуться с учителями и однокурсниками, с которыми он встречался в прошлом. Ряд людей почувствуют дружескую тягу к нему,  но некоторые будут настроены враждебно.  Действительно,  определенные проблемы окажутся неординарными и молодой человек  должен  будет  показать себя  "хозяином положения",  решая их.  В чтении также содержался намек на то,  что,  получив предупреждение,  он может встретиться с трудностями  во всеоружии.

     Вскоре Энди встретился с одним из величайших испытаний своей жизни  в лице Джима Мак-Мэгона.  Став соседями по комнате, оба парня находили величайшее удовольствие,  причиняя друг другу неприятности.  Энди  родился  на Юге,  а Джим на Северо-Востоке.  "Чертов янки", - так называл его про себя Энди.  С первых же дней (по крайней мере,  так показалось Энди) Джим  стал выказывать свое превосходство,  давая понять своему напарнику, что тот родом из какой-то дыры, маленького городишки.

     Сразу же  после  поступления  в колледж Энди написал своим родителям, что чтение оказалось верным - он действительно встретился со многими людьми,  явно чувствующими к нему симпатию,  но попадались и такие, с которыми было очень трудно ладить.

     Обоим молодым  людям нравилась философия,  теология и риторика.  Джим был воспитан как католик, а родители Энди всегда интересовались реинкарнацией.  Обоим доставляло радость  умаление чужой веры.  Вскоре они дошли до открытых перебранок.  Они прятали вещи друг друга, а по ночам в спорах доходили  до такого накала,  что Джим уходил вместе с матрасом спать в холл. Хотя им и приходилось делить одну комнату,  они не останавливались  перед потасовками. Вскоре их вражда стала предметом жаркого обсуждения всего общежития.

     Со временем  оказалось,  что  Джим готов признать теорию реинкарнаций гораздо охотнее,  чем говорил об этом раньше. Его открытость привела к тому,  что он получил чтение жизни у Эдгара Кейса. Энди также прослушал свое чтение жизни.  Из этих чтений оба молодых человека узнали,  что их вражда тянется на протяжении нескольких жизней.

     Их отношения сложились еще в Древнем Египте, где оба старались навредить друг другу. Джим пытался всегда стать на дороге у Энди. Через некоторое время Энди устроил все так, что Джим погиб в сражении.  Во время Крестовых  Походов Джим и Энди сражались друг против друга в рукопашной битве. Средневековым воплощением Энди был христианин,  а Джима -  мусульманин.  В одном  из  поединков  Джим  ранил Энди в руку между большим и указательным пальцами. Позже Энди вспоминал: "Когда мы спорили с Джимом, шрам снова появлялся на том же месте.  Это выглядело очень странно - такое себе напоминание".  Впоследствии они стали соперниками в английском монастыре,  то  и дело находя повод для споров и разногласий. Их встреча в колледже, вероятно, была четвертым случаем соперничества.

     Перед обоими молодыми людьми предстала задача преодоления многолетнего антагонизма. Энди посоветовали держаться своих идеалов и целей. Ему было сказано,  что в сотрудничестве  с Джимом  они смогут добиться  многого. Также стало ясным, что перед обоими молодыми людьми открываются два пути либо прекратить общаться, либо совместно преодолеть разногласия.

     Энди и Джим решили работать вместе.  Они часто делились друг с другом своими  проблемами и говорили о жизни в целом.  Каждый из парней надеялся, что подобные разговоры приведут их к "новому и лучшему пониманию друг друга".  И хотя это было непросто,  они решили подружиться. Вскоре обнаружилось,  что каждый из них обладает талантами и способностями, которые может оценить другой. Благодаря настойчивости Энди и Джим смогли стать друзьями. Оба окончили университет в июне 1930 года.

     Через несколько  лет Энди вспоминал:  "Джим и я прорабатывали один из самых трудных участков нашей кармы и сумели создать отношения на том уровне,  который стоит выше обычной дружбы".  Оба оставались друзьями до конца жизни. Джим добился успеха как писатель. Энди стал бизнесменом и лектором.

     Еще в  молодости  Джим  заболел  деформирующим артрозом.  Энди тут же пригласил его жить в свой дом, так как климат этой части страны более способствовал выздоровлению друга. Со временем Энди даже научился делать массажи сумел облегчать приступы,  мучившие Джима.  Наконец Джим выздоровел и возвратился  домой.  Несмотря  на разделяющее их расстояние,  молодые люди продолжали вести переписку и встречались,  как только предоставлялась возможность.  Заключив негласное соглашение о деловом партнерстве, оба вместе путешествовали и выступали с лекциями.

     И все же Джим излечился не окончательно.  Произошел рецидив. Деформирующий артроз принял столь острое течение,  что Джим был согласен на любое лечение.  Страдали не только суставы - функция отдельных органов также нарушилась. Вскоре стало очевидным, что жизнь его висит на волоске. За месяц перед смертью Джим получил последнее письмо от друга. Вот что писал Энди:

      Для меня (думаю,  что и для тебя также) наши отношения приобретают вечное  значение.  Мир,  являясь местом выражения и испытания принципов, которые стали неотъемлемой частью нашего существования,  не  всегда  был простым  и приятным местом для нас обоих...  Слова - по крайней мере мои слова - не смогут в полной мере выразить ту радость,  которую я  познал, разделяя И ПРОДОЛЖАЯ РАЗДЕЛЯТЬ мечты о том,  как помочь друг другу.  Бог нашел применение нашим талантам,  подчас забытым нами... мой разум и мое сердце всегда находились рядом с твоей кроватью.
       С любовью, Энди

Случай 849-76, Файлы отчетов

     Джим умер в июне 1953 года, в возрасте сорока пяти дет. Энди же потерял одного из самых близких людей.

<< назад             дальше >>
Главная  | О сайте  | Обратная связь |   Эдгар Кейси все о великом ясновидящем и целителе

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU