Кевин Тодеши - Эдгар Кейси о реинкарнации и семейной карме

Эдгар Кейси о семейной карме




Главная  | О сайте  | Обратная связь |   Эдгар Кейси все о великом ясновидящем и целителе
Воистину, закон непререкаем:« Что посеешь, то и пожнешь — и как судишь ближних своих, так и судим будешь». Следовательно, человек постоянно встречается с самим собой и с последствиями своих поступков.

И когда люди, как это было испокон веков, возлагают всю вину на других, они все равно не могут смириться с этим. Ибо их «я», их разум и их душа знают истину! (1538-1).
Шестидесятилетняя Карен Тернер пишет: «У меня всегда были очень сложные отношения с отцом, — во всяком случае, пока я не стала взрослой и у меня не появилась своя собственная семья. Когда я была подростком, я очень боялась его, а он не упускал случая показать мне, что я не самая любимая его дочь». В отличие от отца, свою мать Карен просто боготворила: «Я очень любила ее. Она была таким мудрым наставником. Если у меня возникал какой-либо вопрос, она устраивала все так, что я сама очень быстро находила ответ. У нее были просто чудесные отношения с детьми и молодыми людьми».

Карен и ее младшая сестра Арлин выросли в округе Принсесс-Анн, штат Виргиния, и воспитывались родителями, Джимом и Барбарой Тернер. Девочки любили танцевать, и у них очень хорошо получались как постановочные танцы, так и танцы с партнером. Когда девочки росли, у них было много возможностей пойти потанцевать вместе с другими детьми. Карен считает, что танцы были лишь одной областью, в которой проявлялась разница в отношениях, которые существовали между отцом и каждой из девочек. «Когда бы я ни спрашивала отца, можем ли мы вдвоем с сестрой отправиться на танцы, он всегда отказывал мне, ни минуты не размышляя. Однако если его спрашивала Арлин, он сразу же давал свое согласие. Даже когда я была ребенком, это было настолько очевидно для меня, что, собираясь что-либо предпринять, мы всегда подстраивали, чтобы разрешение за нас двоих спрашивала Арлин».

Судя по всему, Джим был строг не только с одной из дочерей. Со своей женой он также был властным и стремился во всем ее контролировать. Пара была в очень сложных отношениях, и это привело к тому, что у Барбары даже случился нервный срыв. Говоря современным языком, эту пару можно было бы назвать со-зависимой, так как и построить нормальные отношения у них не получалось, и друг без друга они жить не могли.

Еще больше усложняло ситуацию в семье то, что Джим и Барбара очень сблизились с другой парой, Брэдли и Вики. Может быть, из-за того, что ее собственный брак был не слишком удачным, Барбара обнаружила, что ее очень тянет к Брэдли, а Брэдли чувствовал, что его очень привлекает Барбара. Оглядываясь назад, Карен вспоминает случай, когда они с матерью шли вместе с Брэдли на пляж: «С ним была его дочь, и я помню, что он и моя мать, не переставая, разговаривали и не отрывали друг от друга глаз. Даже в том возрасте это показалось мне довольно необычным». Со временем распространился слух, что у Барбары с Брэдли роман, что заставило Джима и Вики разорвать все отношения между двумя парами.

Один друг рассказал Барбаре о деятельности Эдгара Кейси. Решив, что сеанс чтения может помочь сделать ее семейную жизнь более приятной, летом 1940 года Барбара обратилась к Кейси за советом. Полученная в ходе чтения информация оказалась настолько верной и полезной, что через несколько месяцев Барбара привела на сеансы чтения своего мужа и двух дочерей. Даже Джим заинтересовался откровениями Эдгара Кейси. Этот случай — поистине чудесный пример семейной кармы в ее развитии.

В соответствии с полученной информацией, совместная история всех членов этой семьи началась еще в 1600 году в Уильямсбурге, штат Виргиния. Именно в то время и в том месте была создана большая часть кармической памяти этой семьи. Во время сеанса чтения выяснилось, что Джим был незаменимым членом сообщества жителей Уильямсбурга как человек, поставлявший остальным жителям города продукты питания и другие товары. В той жизни его звали Монро Гроссмен.

Монро был уважаемым членом своей общины и отцом непослушной дочери по имени Сара. Консервативное общество Уильямсбурга считало Сару непокорной и безнравственной даже в ее детские годы, за это люди прозвали ее «маленькой дикаркой». В ходе чтения удалось установить, что, когда Сара стала молодой женщиной, ее поведение «взволновало и обеспокоило» всех жителей городка (2175-3). Вероятно, ее свободное поведение привело к большому скандалу, а вскоре ее отец к своему ужасу обнаружил, что она беременна. Все это является очень интересным примером того, как работает кармический закон, так как Сара вернулась в этот мир как Барбара, а тот молодой человек, с которым у нее был роман во время жизни в Уильямсбурге, переродился как Брэдли.

В результате поведение дочери привело к тому, что Монро отказался от нее и выгнал из дома. Очевидно, он хотел избежать ответственности за серьезные последствия ее действий. Но к его величайшему гневу, одна жительница Уильямсбурга пожалела Сару и приютила ее у себя. Причина неприязни Джима к своей дочери Карен стала понятна, когда выяснилось, что Карен в своей прошлой жизни и была той женщиной, которая помогла беременной Саре.

Роль Арлин в этой семейной кармической ситуации следующая: она также была членом сообщества Уильямсбурга и находилась в близких отношениях с Монро Гроссменом, который, по всей вероятности, был вдовцом. Также выяснилось, что Арлин была любимой женщиной своего нынешнего отца и в самом последнем их совместном воплощении, что, конечно же, объясняет, почему она всегда была любимой дочерью Джима.

Данная семейная кармическая связь не ограничивалась только XVII веком или жизнью в Уильямсбурге. И Карен, и Арлин увлекались искусством и музыкой еще во время их жизни в Египте. Две девочки во многих своих инкарнациях занимались музыкой, танцами и развлечением гостей, что объясняет их искреннюю привязанность к музыке и танцам в настоящем. Интересно и то, что обе девочки, когда выросли, достигли еще больших успехов в занятиях постановочным танцем и нередко даже участвовали в совместных спектаклях. Со временем Арлин благодаря своим способностям даже получила стипендию, позволившую ее обучаться танцам при Карнеги-Холле.

Джим узнал, что был связан с Барбарой во многих предыдущих жизнях, самые значимые из которых протекали в Уильямсбурге, Палестине и Атлантиде. В Палестине они были женаты и очень близки друг другу, что привело к их следующей встрече в Уильямсбурге, где все сложилось уже не так удачно. Во время жизни в Атлантиде они, вероятно, также были близки, но их расходящиеся мнения и различный круг общения привели к возникновению проблем уже во время их жизни в Уильямсбурге в XVII веке, в качестве дочери и отца. Кейси сообщил Джиму, что тот знал своих дочерей по многим другим жизням и опыт всех этих жизней либо позитивно, либо негативно воздействовал на его отношение к ним в настоящем.

Во время следующего сеанса Джим спросил, как события далекого прошлого могут влиять на человека в его настоящем. Ответ был следующим: события прошлых жизней определяют неудачи и достижения человека в этой его жизни, и, проявляясь таким образом в настоящем человека, они дают ему возможность разобраться со своей кармической памятью о них. Чтобы объяснить, как работает память о событиях прошлых жизней, Кейси использовал аналогию посещения школы:

Это можно сравнить с опытом человека, проходящего обучение в школе. Нельзя сказать, что каждый день своей жизни человек будет использовать полученные им в школе знания, и все же эти знания послужат ему тем фундаментом, на который он будет опираться, сталкиваясь с жизненными трудностями. Возникающие в жизни человека проблемы заставляют его вспоминать об опыте, полученном им в те дни, когда он получал образование. В такие моменты вы как бы заново обретаете полученные когда-то знания.
Именно так в переживании ежедневного опыта выученных или невыученных во время пребывания на земле уроков образуется тот запас опыта, к которому ум человека обращается каждый раз, когда перед ним возникает та или иная проблема.
Вы можете спросить, почему же мы так редко вспоминаем об этом опыте?
Но точно так же можно спросить, почему мы не помним то время, когда мы узнали, что дважды два четыре или что С-Т-У-Л читается как «стул». Нам кажется, что мы знали это всегда! Человек только тогда начинает осознавать наличие у него этого опыта, когда сложившаяся ситуация требует его практического применения! (2301-4).

Во время следующего сеанса Барбара попросила объяснить ей причину возникновения некоторых проблем в ее настоящем. Кейси сообщил ей, что во время жизни в Уильямсбурге Брэдли и Вики были ее близкими друзьями. С Брэдли у нее был роман, а Вики была очень похожей на саму Барбару молодой женщиной, нередко принимавшей участие в том, что Кейси называл «сомнительный опыт». Барбара и Джим больше не общались с Брэдли и Вики, и, когда Барбара спросила, как она должна относиться к Брэдли теперь, Кейси определил это отношение как «любящее безразличие». Вероятно, это наиболее легкий способ, которым она смогла бы разрешить кармическую ситуацию с Джимом. Когда Барбара спросила, что она может сделать для того, чтобы отношения между двумя парами снова наладились, Кейси посоветовал ей подождать, пока это не произойдет естественным образом как результат их соседства, и не предпринимать ничего самой, так как ее намерения могут быть неверно истолкованы.

Барбара также хотела узнать, какова была роль Карен во время их жизни в Уильямсбурге. Кейси ответил, что после сомнительного поведения Сары и ее беременности только благодаря усилиям Карен ее мать получила возможность начать свою жизнь заново. Именно Карен помогла ей «вернуть свою сущность домой, к своим собственным занятиям, к своим собственным отношениям, понимаете?» (2175-3). Еще Барбара поинтересовалась, почему у нее всегда присутствовало сильное чувство, что всем матерям-одиночкам так нужна помощь и доброе отношение. Ответ был очевиден: «Вы бы сами оказались такой же всеми покинутой матерью-одиночкой, если бы вас не приютили!» Вероятно, во время жизни в Уильямсбурге Саре Гроссмен удалось выйти замуж еще до того, как ее ребенок появился на свет.

Со временем сеансы чтения помогли всем членам семьи понять, как образовалась данная кармическая ситуация. Они также получили указания, как преодолеть ее последствия в настоящем. Много лет спустя Барбара расскажет писательнице Джине Черминара, писавшей статью о точности предсказаний Кейси и эффективности его работы, что его откровения помогли ей осознать то, что происходило в ее жизни в настоящем. Она поняла, что Джим проявлял властность, пытаясь уберечь ее от вероятности «сбиться с пути». Хотя их брак и начался с доминирования одного над другим и обоюдной неприязни, со временем им удалось изменить ситуацию. В их отношениях стали преобладать любовь и понимание, поскольку им удалось преодолеть черты характера, вызывавшие между ними трения и несогласие.

В ходе сеансов Кейси убедил Барбару и Джима уделить достаточно времени, чтобы разобраться в себе и своем отношении к партнеру, а также внимательнее относиться к своей личной жизни и жизни семьи. Кейси вдохновил их заниматься саморазвитием и уделять больше времени и внимания своей духовной природе. Он также посоветовал им найти равновесие в их совместной жизни: «Вы должны находить время и для игры, и для отдыха; вы должны находить время и для физического, и для умственного, и для духовного развития» (2301-2). В результате каждый раз, когда в их отношениях проявлялись негативные поведенческие привычки (вроде стремления Джима доминировать), они научились относиться к ним «отрешенно и с чувством юмора». Статья заканчивалась признанием того, что «пара достигла гармонии в браке, где оба партнера помогают друг другу в развитии возвышенных качеств души» (2175-3).

Последними из всех членов этой семьи работать над семейной кармой стали Карен и ее отец. Карен признает, что по-настоящему она стала заниматься этим только тогда, когда у нее появилась своя собственная семья и умерла ее мать. Только после этих событий они с отцом сумели вместе поработать над своими отношениями. Это привело к тому, что со временем они стали очень близки друг к другу. Карен говорит, что в конце концов смогла понять отца и то, почему он вел себя именно так, когда она была маленькой. То, что он делал, объясняется не только опытом его прошлых жизней, но и его воспитанием, и тем, что после смерти своих родителей он в детстве остался совершенно один. В этом прослеживается еще одно действие закона кармы — ведь во время жизни в Уильямсбурге, в инкарнации Монро Гроссмена, он также прогнал свою собственную дочь, оставив ее совсем одну. По словам Карен, задолго до смерти ее отца им удалось «отработать» всю карму, накопленную во время жизни в Уильямсбурге, преодолеть оставшееся взаимное непонимание и противоречия, так что теперь Карен без колебаний может сказать: «Мы были очень близки, и я искренне любила его».

Годами позже, когда Карен спросили, что она чувствует по поводу того, что она, ее сестра и ее родители все вместе проработали кармические связи и разобрались со всеми сопутствующими этому сложностями, она ответила: «Я чувствую себя просто замечательно». В результате все члены семьи многому научились друг у друга, нормализовали и улучшили свои отношения и жили в любви и взаимопонимании.

Как показывает история Карен Тернер, ее сестры и родителей, семейные отношения — это в первую очередь проявление опыта, поведенческих шаблонов и связей, существовавших в прошлых жизнях, воздействующих на настоящие отношения в каждой семье. Хранящийся в бессознательной памяти прошлый опыт влияет на семейные отношения, определяя изначальные чувства, склонности и установки каждого члена семьи, но свободная воля человека остается важнейшим фактором, от которого зависит, как память о прошлом проявится в настоящем.

Однажды к Эдгару Кейси пришла семейная пара. Они попросили, чтобы он рассказал им об их прошлой и настоящей жизни и дал совет, как им дальше жить в браке. Кейси ответил, что, независимо от того, позитивные или негативные переживания являются содержанием опыта прошлой жизни, кармическая память нередко сводит людей вместе. Однако то, что пара делает с этим опытом в настоящем, прежде всего зависит от их воли и их духовного развития:

Все сущности в этом мире — в том числе и вы двое — встречаются по определенным причинам... Во благо это или во вред — ничто этому воспрепятствовать не в состоянии. Ведет ли такая встреча к развитию и совершенствованию или к упадку — зависит от того, к чему каждый из вас стремится и что считает своим идеалом (2533-7).

С точки зрения переданного Кейси знания каждый человек оказывается в такой жизненной ситуации отношений и получает такой опыт и переживания, которые помогут его душе расти и в результате достичь идеала духовного совершенства. Как-то 38-летний мужчина спросил Кейси о смысле закона перерождения и получил следующий ответ: «Создатель задумал человека как своего компаньона... Там, где ты сейчас, сколько [жизней] уйдет у тебя на то, чтобы стать Ему достойным компаньоном и творить вместе с Созидающей Силой?» (416-18). Другими словами, смысл жизни не только в том, чтобы родиться в какой-либо семье, пойти в школу, найти работу, собирать материальные ценности, создать собственную семью, тихо состариться и в конце концов умереть, оставив после себя потомков и членов семьи, которые повторят тот же цикл. Тогда как смысл жизни в том, чтобы душа могла пройти через серию жизненных опытов, которые в результате позволят ей достичь уровня максимального пробуждения и предельной духовной осознанности. В одном случае Кейси так описал духовную осознанность: «Осознанность внутри каждой души, запечатленная в паттернах ума и ждущая своего пробуждения волей, единством души с Богом» (5749-14). Пробуждение до этого уровня сознания есть судьба любой человеческой души.

По космологии Кейси, именно в непрекращающемся процессе индивидуального духовного развития человек учится, растет и постоянно встречается с самим собой — с собственным прошлым опытом, переживаниями, отношениями, склонностями, талантами и ошибками, и происходит это в его кармической памяти. Как раз это и пытался объяснить Кейси, когда 22-летний молодой человек спросил его: «От кого из членов своей семьи я более наследую?» Кейси ответил: «Более всего ты наследуешь от самого себя, а не от своей семьи! Семья — всего лишь поток, в котором движется твоя душа!» (1233-1).

Не стоит думать, что карма все предопределяет, создавая однажды избранную, неизменную и неизбежную судьбу. Эдгар Кейси представляет кармическую память как всего лишь влияние или импульс.

И действительно, обсуждая закон кармы во время сеанса, который он давал для 35-летнего бухгалтера, Кейси определил его таким образом: «Что есть карма — всего лишь импульс, которому мы позволяем развиться» (622-6). Это предполагает, что сильнейшим, решающим фактором в жизни человека всегда остается свободная воля, ибо у него всегда есть выбор — пойти проторенным путем привычки или измениться. Важность воли индивидуума в создании собственной жизни ярко иллюстрируется отношениями, возникшими в семействе Меррилл — семье из трех человек, каждый из которых прошел сеанс чтения у Эдгара Кейси в 1938 году. По некоторым отчетам, между членами семьи были довольно сложные отношения. Вероятно, они сильно страдали от постоянных ссор, своеволия, упрямства и склонности к злоупотреблениям — особенно алкоголем. Извлеченная из архивов Кейси история этой семьи повествует о следующем.

Отца семейства звали Стивен; ему было 44 года, и он занимал пост начальника рекламного отдела. Мать, Элиза, — 41-летняя домохозяйка. В семье был один ребенок — 11-летний мальчик по имени Сэм. Помимо восстановления воспоминаний о своих прошлых жизнях, члены семьи надеялись узнать о своих талантах и способностях, а также узнать какие слабые стороны их отношений требуют работы и исправления. Поскольку подход Кейси к кармической памяти человека строго индивидуален — другими словами, у каждого из пришедшей к нему для восстановления кармической памяти пары может оказаться совершенно различная задача, над которой он должен будет работать, — разнообразные кармические связи семьи Меррилл рассматриваются здесь главным образом с точки зрения их влияния на мальчика, их сына.

В ходе сеанса Эдгар Кейси описал скрытые сильные и слабые стороны Сэма, а также опыт его предыдущих жизней, в которых эти стороны активно проявлялись. Может быть, это вас удивит, но сеанс начался с того, что Кейси предостерег родителей мальчика, что у него есть склонность к употреблению алкогольных напитков и алкоголь будет большим искушением в его жизни. Проведя сеанс чтения для каждого члена семьи, Кейси удалось установить, что все они жили в Древнем Египте тысячи лет назад, когда служители многих храмов забыли искусство исцеления и стали злоупотреблять вещами, совершенно безнравственными по своей природе. Вероятно, знание об этом опыте и заставило Кейси сообщить родителям Сэма о риске утраты мальчиком нравственности. И все же, несмотря на предостережение, сеанс чтения подтверждал, что при правильном воспитании сын сможет успешно справляться с искушением и в результате побороть свою опасную склонность, что позволит ему жить уравновешенной и плодотворной жизнью.

Когда родители мальчика спросили, как оцениваются их усилия по правильному воспитанию ребенка, Кейси сообщил Элизе, что на момент чтения она очень помогает Сэму (1602-4). Стивену Мерриллу Кейси сказал, что тот по своей природе прекрасно ладит с молодым поколением и может быть влиятельным и полезным наставником, какую роль он и выполнял во время своей инкарнации во времена Александра Великого (1564-1). Кейси подчеркнул: самое важное, что должны помнить родители, — это не читать мальчику лекций. Они должны направлять и воспитывать его на своем собственном примере.

Кейси известил супругов, что самая последняя прошлая жизнь, оказывающая влияние на настоящее их сына, — это жизнь фундаменталистского проповедника в Массачусетсе, проходившая в тот же период времени, когда Сэм жил на пограничных территориях, где был охотником и следопытом. В той жизни Сэм воспитывался в семье очень строгих и суровых родителей, благодаря чему и сам приобрел достаточно строгие и суровые взгляды. Хотя, служа людям, он и достиг определенного духовного развития, опыт его жизни привел к тому, что он приобрел склонность судить других людей. В той жизни мальчик также еще более развил таланты своей души — писательский дар и музыкальные способности. Жизнь в инкарнации проповедника привела к тому, что его душа обрела склонность властвовать и показывать другим их неправоту. В связи с этим Кейси дал родителям мальчика следующий совет: «В его воспитании необходимо собрать всю любовь, долготерпение и снисходительность, что приведет к изменению сознания этого существа в течение ближайших двух, трех или даже четырех лет» (1581-1).

До жизни проповедника Сэм был членом рода иудейских священников во времена правления Римской империи. В той инкарнации одной из его основных обязанностей было трубить в бараний рог, объявляя о начале различных храмовых служб. Помимо усиления его любви к музыке, желания быть членом религиозного ордена и занимать определенное положение в его иерархии, его жизненный опыт дополнился исполнением множества различных ритуалов. В то время он приобрел и определенные дипломатические навыки, но также стал очень скрытным и научился использовать информацию для того, чтобы заставлять других делать то, что угодно ему. Это наделило его душу влечением ко всему, что было связано с личной властью и материальной выгодой.

На другом чтении, которое было проведено для матери мальчика, Кейси сообщил, что во многих случаях Элиза, Сэм и Стивен жили на земле в одни и те же исторические периоды. Нередко они были связаны между собой или знали друг друга, иногда они просто жили в одну историческую эпоху. Другими словами, определенная часть семейной кармы, которую они прорабатывали в настоящем, создавалась каждым из них индивидуально, а не совместно, и судьба снова свела их вместе, чтобы они могли разобраться с той кармической памятью, которую они разделяли (1602-2).

В соответствии с полученной во время сеанса чтения для Элизы информацией можно привести тот факт, что ее душа тоже была склонна к влечению к власти и к тем, кто ею обладает. Во время инкарнации Сэма как служителя, исполняющего обряды в иудейском храме, Элиза была членом иудейской общины, но служила римским властям, собирая информацию, благодаря которой римляне взимали налоги. Ее привлекало служение римлянам, так как те обладали силой и властью. Эта ее склонность проявлялась и прежде, во время ее инкарнации в Халдее, где она сначала была пленницей, но в результате поднялась до положения жены своего пленителя, обретя «царские манеры». Склонность Элизы к обладающим властью персонам Кейси описал так:

Итак, мы обнаружили, что данная сущность очень интересуется людьми, занимающими высокое положение, и всячески притягивается к ним. Но при этом нельзя сказать, что эта сущность сама изо всех сил стремится подняться вверх по социальной лестнице, но, как сказали бы психологи, лишь инстинктивно следует своей естественной склонности, привлекаясь к людям, такое положение занимающим (1602-1).

В течение следующего сеанса, когда Элиза спросила, принадлежат ли посещающие ее время от времени «видения и воспоминания» о Риме к какой-либо ее римской инкарнации, Кейси ответил, что эти образы связаны с ее иудейской инкарнацией, когда она служила римским властям: «Как мы выяснили, это скорее всего является видениями опыта и переживаний, которые эта сущность получила, пребывая рядом с людьми, обладающими властью» (1602-4). Разумеется, видения Элизы — это всего лишь манифестация памяти ее души.

В одной из ранних своих инкарнаций на территории Азии Сэм был музыкантом и достиг больших высот, передавая с помощью музыки различные человеческие чувства и эмоции. В тот же период обстоятельства позволили ему развить свой писательский дар и способность к преподаванию. Музыкальный и писательский таланты мальчика так или иначе проявлялись и развивались в каждой его инкарнации. Интересно отметить, что это обстоятельство, вероятно, позволяло им учиться друг у друга и находить друг в друге вдохновение. Чтение показало, что Элиза также обладала талантом к сочинительству, долгое время являвшимся частью истории ее души и способным проявиться в ее настоящем.

В прошлом каждый член этой семьи пережил воплощения в Древнем Египте. Стивен служил эмиссаром царя, доставляя его послания и указы в другие земли. Элиза, по-видимому, занималась религиозной деятельностью и служила в храме, что позволило ей сблизиться с правителем и другими членами его семьи. Сэм служил в одном из храмов, помогая людям очищать тело и сознание. Хотя по большей части опыт этой инкарнации был для него положительным, именно в этот период научились варить крепкие алкогольные напитки. Службы на время прекратились, а в самом храме стали проводиться оргии для удовлетворения любых плотских желаний. И вероятно, именно во время жизни в Египте все члены семьи обрели склонность к слабости перед теми или иными излишествами.

Кейси также сообщил, что Стивен и Элиза были вместе во время Крестовых походов, и именно во время этого жизненного опыта в душе у Элизы поселились страх и беспокойство за своих близких, отправляющихся воевать. Интересно заметить, что страх и тревоги, связанные с войной, уже присутствовали в ее предыдущем жизненном опыте во времена жизни в Халдее, когда ее мужа нередко забирали воевать. И когда Элиза спросила Кейси, почему она так боится молний, он ответил, что раздающийся при этом звук грома напоминает ей о войне.

Кейси посоветовал всем членам семьи Меррилл направить часть своей энергии на постижение духовной природы вещей, посвятить свои «тело, разум и душу» постижению и воплощению воли Создателя. Когда Элиза захотела узнать, должна ли она и дальше стремиться к «духовному озарению, которого я так ищу», ответ был следующим: «Живи этим — стань этим, и ты обретешь — [по усердию своему] то, что ты ищешь!» (1602-1).

Давая наставление Сэму по окончании сеанса, Кейси сказал, что, если мальчик получит правильное воспитание, он может стать выдающимся человеком и достичь больших высот. Его родителям Кейси посоветовал не забывать об опасных склонностях мальчика и воспитывать его на своем собственном примере. Также он напомнил им о том, что, развивая свои музыкальные и литературные таланты, Сэм наилучшим образом сможет использовать это свое воплощение, превратив его в по-настоящему плодотворный жизненный опыт:

Именно в этом воплощении в области музыки или литературы — или совместив эти два занятия — мальчик обретет великолепную возможность развития. Если говорить о музыке — это не струнные, скорее рожок или, скажем, флейта.
На этих путях обретет эта сущность не только ментальную и моральную силу, но может стать духовным маяком, указующим духовный путь другим!
Но остерегайтесь тех вещей, которые так легко могут самого его сбить с пути...
Ибо двигаясь в этом направлении и на этих путях, как мы выяснили, может существо, известное сейчас как Сэм, обрести силу и славу — и да будет сопутствовать ему удача! (1581-1).

После этого сеанса Стивен и Элиза поблагодарили Эдгара Кейси за его советы и подтвердили, что, насколько они могут судить, вся полученная об их сыне информация соответствует тому, что они о нем знают:

Даже несмотря на столь юный возраст нашего мальчика, мы можем сказать, что ваше описание его характера, его сильных и слабых сторон абсолютно верно. Мы видим, что упомянутые вами склонности уже начинают проявляться, и чувствуем, что с оказанной вами помощью мы можем сделать намного больше, чтобы развить самые лучшие его стороны и преодолеть нежелательные, воспитав его достойным членом общества, способным трудиться во исполнение Божественного Плана, предназначенного Богом всем родившимся на Земле. Мы искренне благодарим вас... И еще раз — большое спасибо за ваши ценные и очень полезные советы (1581-1, из отчетов).

На следующий год мальчик прошел дополнительный сеанс чтения и попросил объяснить посещающие его «вспышки видений»: «викинга, испанского конкистадора времен Понсе де Леона (Хуан Понсе де Леон (ок. 1460 — июль 1521) — испанский конкистадор. Основал первое европейское поселение в Пуэрто-Рико и во время по¬исков источника вечной молодости открыл в 1513 г. Флориду. — Прим. перев.), путешествовавшего вместе с Колумбом, римского легионера, американского индейца» (1581-2). И Кейси подтвердил, что многие из этих образов являются действительными воспоминаниями о прошлых жизнях: мальчик знал многих индейцев и сотрудничал с ними во время своего воплощения в качестве проповедника в Массачусетсе и в той же жизни предпринял путешествие из Англии в Северную Америку. Был он и древним скандинавом, и конкистадором времен Понсе де Леона — воспоминания об этих воплощениях и сами эти воплощения были истинными, но эти инкарнации не оказали значительного влияния на жизнь мальчика в настоящем — так что Кейси не стал о них упоминать.

По дополнениям к этому отчету мы знаем, что после чтений Сэм посвятил себя занятиям музыкой, выбрав флейту. Он также весьма неплохо учился в школе. Одно из писем его матери семье Кейси содержало следующий отрывок:

Очень любит своего нового учителя музыки и, кажется, стал хорошим и прилежным учеником, что меня очень радует. Он столкнулся с некоторыми небольшими проблемами в школе, некоторые проблемы он находит и в себе самом, но я чувствую, что он успешно с ними справляется. В любом случае, я пристально слежу за всем, что с ним происходит, и за его развитием (1581).

К сожалению, в данном случае родители недолго сумели  придерживаться  правильного воспитания «на собственном примере». Один документ, сохранившийся в архиве Эдгара Кейси, подтверждает, что пробудить негативные кармические паттерны прошлого так же легко, как позитивные, поэтому люди должны определить духовную цель своего существования и делать все, чтобы к ней приблизиться. Кейси называл определение духовной цели существования, духовного идеала человека «самой важной задачей» каждой души (357-13). Вместо того чтобы стремиться к сохранению и усовершенствованию позитивного опыта, семья Мерриллов, похоже, быстро вернулась к некоторым из своих прежних негативных привычек. Склонности членов этой семьи к крайностям и употреблению алкоголя превратились в настоящую и все более усугубляющуюся проблему. В результате один из знакомых этой семьи однажды сообщил, что и муж, и жена употребляют алкогольные напитки ежедневно и в больших количествах и что один раз он слышал, как Элиза хвасталась, будто «вдвоем мы легко можем выпить пинту виски перед обедом — это у нас что-то вроде ритуала» (1564-3, из отчетов).

Может быть частично из-за неумеренного употребления крепких напитков, в 1949 году здоровье Стивена было настолько подорвано, что он заболел туберкулезом и умер. Судя по примечаниям к отчету, болезнь Стивена стала тем препятствием, которое окончательно отдалило от этой семьи всех, кто с ними общался, и они остались совершенно одни. Элиза умерла четыре года спустя. А в 1967 году в возрасте сорока двух лет умер от сердечного приступа Сэм. Последний документ в деле семьи Мерриллов — письмо брата Элизы, написанное уже после смерти Стивена и Элизы:

Не знаю, сообщили вам или нет, но все члены семьи Меррилл умерли. Первым, став жертвой туберкулеза, в 1948 [1949] ушел Стивен. Элиза заболела раком и последовала за ним четыре года спустя. В свои последние дни она перенесла много боли и страданий. Сэм же умер от сердечного заболевания два года назад (в возрасте 41 года). Близость, единство и гармоничные отношения не были отличительной чертой этой семьи. Их семейная жизнь была полна ссор и конфликтов. Поскольку земные дела членов этой семьи не были завершены, могу предположить, что они встретятся снова. И так как на раннем этапе моя жизнь была достаточно тесно переплетена с их жизнями, я думаю, что и я тоже, скорее всего, приму участие в их будущих жизнях и их будущем опыте (1602-1, из отчетов).

Важно понять, что сама по себе кармическая память не может быть однозначно «плохой» или «хорошей», память — это просто память. Однако эта память несет в себе позитивную и полезную составляющую точно так же, как негативную и деструктивную. Именно поэтому нам кажется, будто большая часть информации, которую мы находим в отчетах о работе Эдгара Кейси, посвящена преодолению негативных последствий действия кармического закона. Но такое впечатление эта информация производит только потому, что лишь немногие обращались к Кейси за тем, чтобы он помог им улучшить складывающиеся в семьях позитивные отношения. История Кэрол Дэвис служит прекрасной иллюстрацией того, как Эдгар Кейси помог женщине с позитивными кармическими воспоминаниями о матери и брате и более сложными и неоднозначными кармическими воспоминаниями, связанными с отцом.

Кэрол Дэвис, 13-летняя девочка, пришла на сеанс чтения по просьбе своего отца. Зная от отца Кэрол, что девочка нередко бывает взвинченна, склонна к видениям наяву и непослушна, Кейси начал сеанс с сообщения о том, что вся получаемая им информация призвана помочь и самой Кэрол, и ее родителям   —   правильно   сориентировать   и воспитать своего ребенка. Кейси высказал мнение, что девочка обладает сильным воображением,  сильно развитой интуицией и даже даром визионера. К сожалению, эти ее черты слишком часто «подавляются» родителями, вероятно старающимися обуздать бурное воображение девочки и направить ее силы и внимание на нечто более серьезное. Его совет родителям девочки звучал так: «Позвольте ее существу свободно выражать себя в видениях... дайте ей возможность проявить себя и не препятствуйте самовыражению ее существа!» (2443-1).

Когда отец спросил, знала ли его дочь других членов семьи в своих предыдущих существованиях и были ли эти переживания «приятными и любящими», Кейси прочел следующее: «Некоторые из членов семьи сосуществовали в тех или иных предыдущих воплощениях, причем некоторые — во всех. Ибо еще раз повторяю вам, помните сказанное — что посеете, то и пожнете; и со своим прошлым встретитесь в настоящем».

Отношения Кэрол с матерью развивались очень хорошо. По существу, они были продолжением отношений, существовавших между ней и ее матерью в Македонии, где ее нынешняя мать тоже была в подобном воплощении. И наоборот, именно во время воплощения Кэрол в Македонии произошли некоторые события, ставшие причиной постоянно возникавших в настоящем проблем между ней и ее отцом. Вероятно, ее отец был кем-то вроде главы города или губернатора и Кэрол нередко противостояла ему — вплоть до того, что они стали почти врагами. Кейси предположил, что их частые «разногласия» в настоящем — просто продолжение какого-то похожего спора, случившегося ранее и «настроившего их друг против друга». В той же самой инкарнации Кэрол нередко чувствовала, что ее волю и ее желания подавляют, ее решения игнорируют, так как она всего лишь женщина. Как показала полученная в ходе сеанса информация, именно по этой причине Кэрол старалась использовать свою женственность как средство достижения желаемого, не позволяя тому, что она женщина, быть препятствием, как когда-то в ее предыдущих воплощениях: «Итак, ее душа склоняется к тому, чтобы «соблазнять» противоположный пол... »

В других своих воплощениях, в Атлантиде и Персии, Кэрол была в довольно близких отношениях со своим нынешним братом. Очевидно, она продолжила эти достаточно позитивные отношения и в настоящем. Во время инкарнации в Атлантиде у Кэрол впервые развилось ощущение некоей «взвинченности». В то время многие жители готовились покинуть континент, так как предчувствовали надвигающиеся бедствия и гибель. Однако вместо того, чтобы помогать другим в их приготовлениях, Кэрол решила не обращать внимания на предостережения, что закончилось тем, что ее просто оставили. Кейси сообщает об этом так: «Таким образом, мы обнаружили в ее настоящем опыте скрытое ощущение ужаса перед тем, чего ее сущность не в состоянии определить. Это приняло форму страха не услышать предостережений или не последовать им. В то же время в ее душе живет возмущение и протест — протест души против такого порядка».

Как это нередко случалось, после чтения Кейси посоветовал    родителям    внимательно относиться к своей дочери и не читать ей нотаций, но воспитывать ее своим собственным примером. Это уже было частью ее кармической памяти о взаимоотношениях с отцом: «Ибо много больше может быть достигнуто любовью и добрым советом, в согласии и приятии, чем понуждением...» Также он посоветовал им позволить ей свободно выражать себя, развивая   воображение   и   различные способности, заниматься музыкой, а особенно пением, что является  хорошим  способом  выражения  души. Кейси попросил  родителей  позволить  девочке заниматься каким-либо спортом, «особенно теннисом, игрой в ручной мяч, плаванием или катанием на коньках, что-то в этом роде». Таким образом они смогут направить развитие Кэрол в верном направлении — и та негативная кармическая память, которой она обладает, сможет быть преодолена.

Так как отношения между людьми меняются за время различных земных воплощений их душ, люди нередко делят «семейную карму» из прошлого с теми, кто не обязательно является членами их семьи в настоящем. Замечательный пример этого — история Роберта Карлсона, показывающая, как люди с различными кармическими связями (как семейными, так и несемейными) постоянно встречаются в настоящем, чтобы в общих переживаниях развивать свои души и отрабатывать «собранное и посеянное» ими в предыдущих инкарнациях.

Первый сеанс Эдгара Кейси Роберт Карлсон посетил, когда служил офицером на военно-морской базе в Норфолке, штат Виргиния. Хотя в то время ему было всего двадцать восемь, он уже был женат и успел развестись. По его собственному признанию, он нередко чувствовал влечение к самым разным женщинам, и на двух сеансах спрашивал о том, стоит ли ему жениться на одной из этих женщин, которых звали Виллетта, Люсиль, Бетти, Барбара, Брианнон, Кэтлин и еще одна Барбара. В то время он и Кэтлин уже некоторое время встречались и были в достаточно серьезных отношениях. Они даже обсуждали возможность брака, но мать Кэтлин и ее отчим были против, так как Роберт на десять лет старше их дочери, уже один раз женат и разведен и, казалось, связан со слишком многими другими женщинами.

Во время чтения Кейси сообщил Роберту, что одна из его слабостей — ухаживать за большим числом женщин, преследуя не вполне подобающие цели. Эта слабость была присуща его душе уже многие тысячи лет — его существо хранит кармическую память об этом еще со времен Атлантиды, когда он предал свои духовные убеждения во имя удовлетворения плотских желаний. Во время чтения это было высказано так: «И это привнесло дисгармонию. Это принесло те периоды умственного, физического — да, и физического, и душевного беспокойства, которые продолжают проявляться в вашем существовании с той поры... даже в настоящем» (1776-1).

Его увлечения женщинами, о которых он спрашивал, были прослежены до тех отношений, которые он имел с ними в прошлом. Иногда это были различные родственные отношения — он был их супругом, братом и так далее, а иногда он был связан с ними дружескими или деловыми отношениями. Вот слова, сказанные по этому поводу Кейси: «Они нередко пересекали твое прошлое». Он упомянул о самых значительных связях, существовавших между Робертом и названными им женщинами в прошлых жизнях.

Виллетта была ему очень близким другом в его недавней инкарнации во времена колонизации Америки. В том воплощении община, членом которой был Роберт, осудила его за дружбу с индейцами и в результате он стал изгоем. Этот опыт научил его оценивать как поведение других людей, так и свое собственное, и то, что Виллетта в тот период приняла его дружбу, — основная причина его увлечения ею в настоящем.

Сеанс чтения показал, что Роберт и Люсиль часто встречались в прошлом и каждый раз это были отношения двух соперников. Существовавшие между ними в различных совместных воплощениях неразрешенные конфликты стали причиной возникновения кармической памяти, заставившей их встретиться снова, чтобы иметь возможность разобраться со всеми своими прошлыми проблемами.

По словам Кейси, в прошлых жизнях Роберт был в самых разных отношениях и с Бетти. Роберт и Бетти встретились в настоящем потому, что нередко находились на земле в одни и те же исторические периоды, например в Америке времен колонизации, в эпоху Римской империи, в Палестине, в Персии, в Египте и в Атлантиде. Совместный опыт этих душ привел к тому, что у них появилось много общего; однако исходя из полученной информации духовные идеалы этих сущностей отстоят «неимоверно далеко» друг от друга.

Увлечение Роберта первой Барбарой было названо «очень спорным» (1776-2), учитывая то, что эта связь основывалась исключительно на плотском влечении.

Другая Барбара была вместе с Робертом во время его жизни в колониальной Америке, но, судя по всему, их отношения не зашли дальше простого знакомства.

О Брианнон Кейси сообщил, что это всего лишь «преходящее увлечение». Что же касается кармической связи Роберта с Кэтлин, то было определено три периода, когда их инкарнации могли влиять одна на другую — в Палестине, Персии и Египте. Из них же самое сильное влияние на настоящее оказали воплощения в Персии и Египте.

Через три месяца после сеанса Роберта на чтение к Эдгару Кейси пришла Кэтлин. Ее особенно интересовала информация, касавшаяся отношений с Робертом, и как наилучшим образом разрешить «существующие между ними в настоящем проблемы» (1981-2). Один из ее вопросов звучал так: если, несмотря на возражение ее родителей, она выйдет за него замуж, будет ли это лучшим способом проработать их совместную карму и разрешить накопившиеся проблемы?

Кейси сообщил ей, что самым большим препятствием, которое она и Роберт должны преодолеть, являлась «слабость и податливость одного перед силой и убеждением другого». Эта слабость впервые проявилась в Персии, где они были братом и сестрой. Вероятно, Роберт убедил ее использовать свои женские чары для того, чтобы заманить в ловушку вождя другого государства. В противоположной ситуации они оказались в Древнем Египте, когда Кэтлин была его супругой и постоянно побуждала его к занятиям более духовным, чем те, в которые он обычно был вовлечен. Хотя такое положение дел было благотворно для их совместного духовного роста, эта ситуация предполагала принуждение и контроль, к которым Кэтлин должна была прибегать, чтобы добиться желаемого.

Имея в виду именно эти две инкарнации, Кейси сказал Кэтлин: «Каждый из вас стремится в своем собственном направлении». Говоря об их будущем как пары, Кейси сообщил, что это — дело их свободного выбора. Хотя их кармическая память (как компаньонов, как брата и сестры и в других отношениях) притягивает их друг к другу, но то, как они поступят с этой памятью, касается только их самих. В зависимости от их собственного выбора, а также от того, станут ли они работать над духовной стороной своих отношений, брак между ними может стать или «прекрасным и плодотворным сотрудничеством», или приведет к «недооценке и унижению одного из них».

Видимо, желая убедиться в том, что у нее есть все шансы выйти замуж, Кэтлин спросила Кейси, есть ли кто-либо помимо Роберта, кто может принести ей больше счастья, чем Роберт. Кейси ответил, что есть множество мужчин, за которых она могла бы выйти замуж: «...Таковых существует по меньшей мере двадцать пять или тридцать, если вам угодно! Это ваш выбор, и обстоятельства складываются так именно по вашей воле!» Говоря об их совместной с Робертом памяти, Кейси дал следующий совет: «Есть определенный опыт и определенные переживания, с которыми вы должны разобраться, если вы хотите сделать это сейчас. Так или иначе, рано или поздно вам придется с этим столкнуться, так почему не сейчас — если вы, конечно, этого хотите».

И хотя эта пара еще какое-то время была вместе, они все же не поженились. Со временем их пути разошлись. По примечаниям к отчету об этом деле мы знаем, что по информации, полученной в ходе чтения, Роберту не следовало вступать в брак, пока срок его службы не подойдет к концу, но он женился, все еще состоя на службе. Причем женился он на женщине, с которой во время посещения сеансов даже не был знаком и ничего о ней не спрашивал. Этот брак длился семь лет. В результате он развелся и женился в третий раз.

Кэтлин вышла замуж, только когда ей исполнилось двадцать девять. По отчетам, ее избранником стал инженер, с которым она и уехала в Пенсильванию, родила троих детей и была очень счастлива. Из дополнения к отчету об этом деле, полученном Фондом Эдгара Кейси в 1970 году, мы узнаем, что Кэтлин всегда считала, что прожила «очень хорошую жизнь».

Как мы уже говорили ранее, люди не сходятся друг с другом специально для того, чтобы заставить себя разбираться с существующей между ними кармой, — напротив, кармическая память изначально и независимо живет в каждом отдельном человеке. Все дело во взаимоотношениях между людьми — именно взаимоотношения нередко складываются так, что кармическая память проявляет себя в жизни того или иного человека. Захватывающий пример того, сколь значительное влияние кармическая память оказывает на судьбу человека, мы находим в деле Сары Пибоди.

На время обращения к Эдгару Кейси Саре было сорок шесть лет. Почти всю жизнь ее существование омрачал неконтролируемый страх рождения ребенка. По ее собственному признанию, она потратила многие годы и большие суммы денег, ходя по врачам в безуспешных попытках избавиться от этого эмоционального недуга. Испытав все возможности, она потеряла надежду и переживала страшные душевные муки, причем ее страдания усугублялись еще и тем, что никто из ее друзей не понимал ее иррационального страха.

Не зная, что еще предпринять, она в конце концов обратилась за помощью к Эдгару Кейси. Вот отрывок из ее письма:

Я почти на грани безумия и самоубийства. Самая несчастная женщина на земле и почти наркоманка. Всю мою жизнь моя мать, ужасно страдавшая после рождения шестерых детей, рассказывала мне страшные вещи о беременности. И я была так напугана возможной беременностью, что, выйдя 18 лет назад замуж, живу теперь в отдалении от моего любимого мужа, так как не могу выносить его присутствия рядом со мной. Я много молилась, обращалась к психологам и христианской [церкви], но все бесполезно. Как вы считаете, есть ли у меня какая-либо надежда? Я хотела детей и ЛЮБИЛА мужа, но так боялась половой связи... Сейчас мне еще хуже, чем раньше, и, как я уже говорила, я готова к самоубийству, которое планировала на этой неделе, если бы ко мне не попал ваш проспект. Умоляю вас во всей своей безнадежности и несчастии о помощи. Я пребываю в постоянной печали, которая так глубока, что я наверняка покончу с собой, если в ближайшее время не появится хотя бы маленький лучик надежды. Если каким-либо образом вы можете мне помочь, ПОЖАЛУЙСТА, РАДИ ВСЕГО СВЯТОГО, НЕМЕДЛЕННО ответьте мне, так как я ис-пытываю страшные муки (4286-1, из материалов дела).

Чтобы помочь Саре в решении ее проблемы, Кейси сначала предложил серию физических мер, так как истрепанные нервы и испытываемое ею беспокойство, вероятно, привели к нарушениям в работе ее организма, что значительно ухудшало ситуацию. Он посоветовал ей научиться отвлекаться и расслабляться — в ходе чтения была получена информация, что ей даже стоит на какое-то время отправиться в санаторий. Другие рекомендации включали изменение диеты, физические упражнения, молитву, посещение остеопата и ароматерапию как часть обучения релаксации.

Уже однажды побывав в санатории, Сара отказалась поехать в еще один. Однако она считала, что ей может помочь сеанс чтения, объясняющий кармические причины ее страха. Кейси согласился, сообщив при этом: «...позвольте уверить вас, что всячески желаю помочь, если смогу. Вы стоите и времени, и усилий, и я постараюсь сделать все возможное, чтобы исправить ваше положение». Через несколько дней после этого разговора женщина была приглашена на сеанс, в ходе которого Кейси начал описывать ее самые недавние прошлые жизни следующими словами: «В одной [жизни] до этой мы обнаруживаем вашу сущность в дни прибытия в Америку первых поселенцев. И она принимала участие в освоении и развитии этой земли, и была среди первых из них» (4286-3).

Сеанс продолжался до того момента, когда выяснились, что в этом воплощении Сара пережила худшую из судеб, которая только может выпасть на долю матери:  она стала свидетельницей того, как всех ее детей схватили и, вероятно, сожгли заживо те, кто был недоволен присутствием на их землях чужаков. В ходе чтения выяснилось, что переживание наполнило ее душу гневом к Господу за то, что он не защитил ее детей. Вся боль и страдания, пережитые ею тогда, привели к тому, что она поклялась себе больше никогда не испытывать подобных мучений. По всей вероятности, кармическая память о смерти детей прямо у нее на глазах и вызвала боязнь деторождения, что для ее существа являлось средством больше никогда не переживать подобную потерю.

После долгого неведения Сара наконец получила рациональное объяснение своему иррациональному страху.

Продолжив сеанс, Кейси сообщил, что из-за ужасного опыта в прошлом Сара нередко сама препятствовала своему счастью, не позволяя себе стремиться к желаемому и обретать то, что может принести ей радость, — из страха, что это будет у нее отнято. Он посоветовал ей перенаправить свою энергию и трансформировать ее самоинициируемый страх в служение другим. И хотя выбор конкретного направления приложения ее энергии был за Сарой, Кейси уточнил, что самый лучший способ приложения ее сил — помогать сбившимся с пути людям открывать их собственную связь с Божественным. Он уверил ее, что, посвятив себя этому, она обретет себя и страх исчезнет. Отдав всю себя этой деятельности, она будет «приносить радость и покой другим и получать удовольствие от жизни сама». Следуя рекомендациям Эдгара Кейси, Сара после долгих лет бесплодных усилий смогла наконец исцелить страшные раны, кармическая память о которых превращала ее жизнь в настоящий ад.

Помимо выяснения проблем в семейных отношениях в прошлых жизнях, объяснявших проявления негативной  кармической  памяти  в  настоящем, во время сеансов нередко обнаруживались и примеры притяжения друг к другу различных душ, сведенных судьбою для взаимного благотворного влияния, взаимопомощи в духовном развитии и трансформации. Например,  когда Эвелин Картер  спросила Эдгара Кейси, может ли в истории ее прошлой жизни скрываться причина ее исключительной близости с ее внучкой Донной, Кейси ответил, что это всего лишь продолжение отношений, существовавших между ними во время их инкарнаций в Персии.

В том воплощении Эвелин была матерью Донны. Вдвоем они значительно продвинулись в своем духовном развитии, принимая участие в религиозном течении, ставшем затем основой зороастризма. Обоюдополезность этих отношений, духовно обогативших и мать, и ее дочь, привела к возникновению кармической памяти, проявившейся в настоящем в отношениях бабушки и внучки.

Когда Эвелин поинтересовалась, как она лучше всего может помочь своей внучке в этой инкарнации, чтение показало, что в течение различных воплощений девочка обрела склонность к лености, откладыванию дел на потом или выполнению только минимума из того, что было в ее силах. Одна из причин, по которой они снова встретились в этой жизни, заключалась в том, что Эвелин может помочь своей внучке одолеть свою лень и пробудить в себе присущее истории их душ стремление к духовному совершенствованию (1391-1; 1401-1).

В любых отношениях важнейшей составляющей остается свобода воли, поэтому действия людей могут привести и к довольно нежелательным результатам, как становится ясно из отчета о деле мужа и жены, пришедших на сеанс чтения в 1942 году. В ходе сеанса, проведенного Эдгаром Кейси для жены, она спросила, как муж может помочь ей в ее карьере. Женщина была актрисой, а ее муж работал менеджером на радиостанции. Во время сеанса, проведенного с ее мужем, того прежде всего интересовали существующие между ним и его женой кармические связи.

Кейси   описал   некоторые   воплощения каждого, — по-видимому, в прошлых жизнях муж и жена прошли   через   самые   разнообразные отношения. Кейси также установил, что у них обоих были свои врожденные таланты и пороки, оказывающие воздействие на их жизнь в настоящем. Что касается мужа, он был великолепный рассказчик, в прошлых жизнях получивший подготовку профессионального оратора — это и был тот талант, которому ему следовало посвятить себя в настоящем. Как недостатки, Кейси определил его склонность терять самообладание и слишком легко впадать в гнев. Жене было сообщено, что она обладает даром к драматическому искусству, обладает приятным певческим и сценическим голосом. Говоря о недостатках, наряду со склонностью к критической оценке других людей, Кейси упомянул подверженность настроениям и самопорицание.

Проведенные с этой супружеской парой сеансы показали, что самое большое влияние на них в настоящем оказывает их инкарнация в Древнем Риме. В то время муж был слугой и сочинителем речей для своего господина и сильно презирал и жалел себя за то, что занимает столь ничтожное положение. В то же самое время его жена присутствовала на земле в своем мужском воплощении — актера и профессионального оратора. Вероятно, муж был слугой человека, ставшего его нынешней женой, и возникшие в то время отношения «слуга — хозяин» привели к возникновению кармической памяти, требующей разрешения уже в этом воплощении их сущностей.

В ходе сеанса Эдгар Кейси дал паре следующий совет: «...В вашей жизни есть вещи, являющиеся продолжением ваших прошлых воплощений, с которыми вы должны разобраться» (2706-1). Когда муж спросил, что они должны делать, чтобы конструктивно разрешить эту кармическую память, Кейси предложил им принять идею, что «каждый из вас дополняет друг друга» даже в плане карьеры. Его совет жене заключался в том, что она должна позволить мужу стать ее наставником, разрешить ему поставить ей сценическую речь, то есть заниматься тем, в чем он так преуспел во время своей инкарнации в Риме. Когда женщина спросила, как ей сделать их брак «длящимся и приносящим радость», Кейси ответил: «Знайте, что у вас равные шансы как на успех, так и на неудачу. Не стройте свои отношения по принципу "что я получу?" но обратитесь к "что я могу дать?"» (2655-1).

К  сожалению,  несмотря  на  описание прошлых жизней и полученные в соответствии с этим рекомендации, несмотря на определение их сильных и слабых сторон, эта супружеская пара все равно не смогла оставаться вместе и в конце концов развелась. Невозможно точно сказать, насколько на распад этого союза повлиял бурный характер мужа, а насколько — неумеренный критицизм жены. Со всей определенностью можно сказать только то, что какая бы негативная кармическая память ни сохранилась у пары о прошлых жизнях или ни образовалась в течение их самого недавнего совместного воплощения, в будущем им обязательно придется столкнуться с этим и так или иначе разрешить все конфликты, ибо наша жизнь полностью подчинена закону.

Одним  из  законов  нашей  жизни  является тот факт, что, как бы ни развивались отношения в семье, в них всегда присутствует очень значимое намерение. Так как человек наделен свободной волей, душа не обязательно наилучшим образом использует создаваемые этим намерением возможности, иногда делая не самый правильный выбор. Тем не менее в конечном счете члены каждой семьи притягиваются друг к другу по определенным причинам — с намерением  помогать  остальным становиться  лучше и совершенствоваться. Иногда такая помощь выражается в прекрасных позитивных отношениях, как в случаях, когда понимающий муж или жена оказывают своей половине поддержку, направляют и всеми силами способствуют тому, чтобы он или она нашли себя и реализовали все свои возможности. В других случаях помощь может выражаться и в негативных отношениях, — например, наблюдая своих строгих и осуждающих родителей, ребенок может избавиться от таких же поведенческих стереотипов у себя. Зная об этом, мы можем понять, почему даже самые трудные отношения могут служить совершенствованию души и личностной трансформации человека.

Эдгар Кейси был убежден в том, что любые проявления семейной кармы — это всего лишь встреча души с собой. На протяжении всей истории человечества люди переживали как позитивные, так и негативные отношения с каждым из членов своей семьи. Эти отношения оставляли в глубинах их душ остаточную память, которая должна быть перепрожита и трансформирована в непрекращающемся процессе эволюции человеческой души и сознания.

Не стоит воспринимать семейную карму как наказание, относитесь к ней как к прекрасной возможности проработать свою прошлую память и «исцелить» ее, чтобы уже ничто не могло помешать вам научиться любить всех людей так, как любил их Создатель — без условий и ограничений. Самый поразительный вывод, к которому мы можем прийти, размышляя над откровениями Эдгара Кейси, — это то, что они предполагают осознание глубочайшей связи души со всеми существами на земле. Достижение этого состояния сознания — предназначение и судьба каждой души, неизбежная реализация ею истинных отношений, существующих между душой человека и Создателем.

Предыдущая страница     Следующая страница

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU