Кевин Тодеши - Эдгар Кейси о реинкарнации и семейной карме

Разнообразные кармические отношения




Главная  | О сайте  | Обратная связь |   Эдгар Кейси все о великом ясновидящем и целителе
Как это часто бывает — и мы видим это и здесь, — люди снова и снова притягиваются друг к другу, чтобы встретиться и разделить совместный опыт свой, и этим опытом они смогут осознать (как индивидуальные сущности и как души), что ошибались, отдавая предпочтение опыту материального и даже опыту жизни души. Ибо все проходит, а душа продолжает жить (693-3).
Во всех чтениях Эдгара Кейси прослеживается идея, что люди, имеющие сильные (негативные или позитивные) эмоциональные привязанности к другим, обычно обладают кармической памятью, постоянно влияющей на их отношения в настоящем. Другими словами, нередко люди реагируют на некоторых других людей намного более эмоционально, чем это может показаться уместным взгляду стороннего наблюдателя, поскольку реагируют они не на настоящий инцидент, но, скорее всего, на другие события, случившиеся между участниками этого происшествия за всю историю их встреч в другое время и в других местах.

Но несмотря на эти воспоминания о прошлых жизнях и то влияние,  которое они оказывают на жизнь людей в настоящем, Эдгар Кейси был непреклонен в своем убеждении в том, что свободная воля человека была и остается самым важным определяющим отношения фактором. Хотя в таких отношениях и могут присутствовать существующие на подсознательном уровне негативные паттерны и склонности, не стоит их реанимировать и придавать новую силу в настоящем создаваемым ими «импульсам».

Именно важность свободной воли была подчеркнута в ходе сеанса чтения для оказывавшей большую поддержку Эдгару Кейси в его работе сорокалетней женщины. Она была чрезвычайно близка со своими племянниками и племянницами, кармическим связям с которыми и был посвящен этот сеанс. Одному из ее племянников на время сеанса было тринадцать, и, по-видимому, у него с тетей были очень хорошие дружественные отношения — за исключением некоего эпизода, ставшего причиной раздражения для одного из них.

Когда во время чтения судьбы мальчика был задан вопрос, будут ли они тесно сотрудничать на протяжении жизни или все закончится разрывом отношений, Кейси ответил, что исход никак не предрешен. Наоборот, он подчеркнул, что все зависит от их воли в настоящем: «Это зависит — и не сомневайтесь в этом, — от ваших действий... Ни судьба, ни действия человека не предопределены! Это не прямая линия; здесь возможны любые повороты. Ибо воля каждого может изменять отношения» (1235-1).

Продолжив сеанс, Кейси объяснил, что сильнейший источник их связи — кармическая память о жизни в Риме, где они были добрыми друзьями. В том жизненном опыте племянник нередко давал своей нынешней тете советы, и от его мнений и консультаций она очень зависела. В настоящем их роли изменились на противоположные, и тетя теперь наставляла молодого человека — особенно в том, что касалось его духовного развития. Вероятно, конфликт существовал не только из-за того, что племянник теперь оказался в подчиненной позиции, но и из-за подсознательного осознания тетей того, что она больше не может обращаться к своему бывшему другу за помощью, как она привыкла делать в прошлом. Когда прозвучал вопрос, есть ли у этих отношений шанс быть благоприятными для юноши в настоящем, Кейси еще раз заговорил о факторе свободной воли: «Опять же все зависит от того, как каждый из вас применит свою свободную волю. Все в нашем опыте зависит от применения воли. Как вы используете свои возможности? Во благо? Во вред? Ничто не предопределено!»

В ходе сеанса еще раз было повторено, что за любыми отношениями и любым опытом, с которым сталкивается душа, скрывается определенное предназначение. Например, во время нескольких сеансов, проведенных для интересующегося прошлыми жизнями, карьерными перспективами и личными отношениями 35-летнего музыканта, Кейси сообщил, что в каких бы обстоятельствах человек ни находился, всегда есть возможность получить полезный и значимый опыт:

Теперь позволь своей сущности узнать, что не случайно она появилась на земле в это время и в этих обстоятельствах; и то, где находит она себя в настоящем, является именно теми обстоятельствами, в которых она может использовать все свои нынешние возможности, свершить свои ошибки и претерпеть свои неудачи — о да, и конечно же, достичь своих настоящих высот в выполнении предназначения, для которого эта душа воплотилась на материальном плане, в трех измерениях (2421-2).

В другом случае 41-летней женщине, интересовавшейся кармическими связями между ней и ее дочерью, было сказано: «Истинно, для твоей сущности и для большинства отдельных душ, появляющихся на земле, — не бывает случайной ни одна встреча. Всегда есть предназначение или план. Этим планам и следует каждая отдельная сущность. Ибо это закон. (2620-2).

Эдгар Кейси нередко подчеркивал справедливость кармы, приводя следующий стих из Нового Завета: «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). Например, когда 56-летняя женщина спросила о кармических отношениях между ней и остальными членами ее семьи, Кейси произнес: «Узнай закон; что посеешь, то и пожнешь! И каким мерилом меришь других, таким и тебе отмерится! И закон этот неизменен! Теперь же живи законом; будь законом, уважай его!» (2185-1).

На ту же самую тему 38-летнему работнику Службы безопасности казначейства Соединенных Штатов было сказано:

...Каждая душа встречается с тем, что она — душа — создала опытом своих существований.
Ибо закон Вселенной, закон милостивого, прощающего Отца пребудет вовек. И хотя в земле могут быть беспорядки, и может быть смятение и волнение стихий над землей, закон останется таковым — что люди сеют, то они и собирать будут, что совершат, с тем и встретятся (1205-1).

56-летнему консультанту по вкладам, у которого, вероятно, были проблемы на работе, Кейси напомнил, что это всего лишь справедливая компенсация за его собственные действия в прошлой жизни. Или, другими словами, тот просто встречается с самим собой:

Твое существо использовало общество. Так что жди, что теперь общество использует тебя! Ибо чем меряешь, тем и тебе отмерится. И это верно и в будущем, и в прошлом. И ты удивляешься, почему в твоей жизни такой беспорядок! (3063-1).

Как уже упоминалось, кармическая память — это не наказание и не долг, кармическая память позволяет человеку «встретить» самого себя в получаемом им опыте и в отношениях. По большому счету, она является средством роста, развития и постижения Создателя. Очень часто этот рост включает в себя уроки безусловной любви — будь то любовь к себе или к другим. И современная история Хироми Мартин является тому примером.

Хироми признает, что долгое время не понимала кармических отношений со своей свекровью или того урока, который каждый из них должен был из этих отношений вынести. Она родилась в Азии, ее родители сначала иммигрировали в Голландию, а затем в Соединенные Штаты. Во время Второй мировой войны ее отец провел четыре года в японском лагере для военнопленных. Когда Хироми стала взрослой, она вышла замуж за белого гражданина США. Хотя она была в близких отношениях с мужем, ей было очень трудно ужиться со свекровью, поскольку та с предубеждением относилась к ее национальности. Ухудшало ситуацию еще и то, что по стечению определенных жизненных обстоятельств свекровь уже двадцать лет жила вместе с ней и ее мужем.

По словам Хироми, ее свекровь была злой, постоянно критикующей ее, всегда готовой обидеть и нередко кричала на нее. Хироми вспоминает: «На протяжении многих лет я думала, что причина, по которой она так ко мне относится, скрывается во мне самой. И это было мучительно». Многие годы она немедленно исполняла все просьбы и требования своей свекрови: «Я чувствовала себя рабыней без шансов на освобождение или какое-либо улучшение своего положения». Так продолжалось семнадцать лет, и Хироми была предельно подавлена: «На меня давил ее эгоизм, я была в отчаянии. У меня не было времени ни любить себя, ни заниматься собой и своим здоровьем». На семнадцатом году такой жизни у нее обнаружили рак, и она была уверена, что случилось это из-за того, что безнадежная ситуация подорвала ее иммунную систему. Хироми решила, что не позволит себе от этого умереть.

И тогда в добавление к мерам, предложенным доктором, Хироми посетила экстрасенса и спросила у него, какие прошлые воплощения оказывают наибольшее влияние на ее ситуацию в настоящем. Ответ звучал так: в одном из прошлых воплощений она была рабыней в Египте, прислуживая жестокому и высокомерному хозяину, — но ей удалось добиться освобождения и счастливо зажить со своим мужем и детьми. Не нужно обладать развитым воображением, чтобы догадаться, что хозяин, которому она когда-то служила и которого всей душой ненавидела, встретился ей снова, воплотившись в ее свекровь. Только теперь Хироми поняла, чему эти отношения должны были научить и ее, и свекровь:

Она пыталась преподать мне трудный урок — научить меня ценить саму себя и понять, что ни в каком одобрении я не нуждаюсь. Ей же нужно было научиться тому, что люди с другим цветом кожи, чем у нее, ничем от нее не отличаются — никто не лучше и не хуже других. Со временем я научилась и терпеть, и правильно оценивать себя. Я даже научилась любить себя.

Хироми все делала правильно, ей быстро удалось восстановить здоровье и достичь спокойного состояния сознания. В течение двух лет вся ее жизнь изменилась — ее дети выросли и покинули родительский дом, она начала новую жизнь. Она больше не чувствовала себя той «жертвой», которой была когда-то. Еще до смерти свекрови Хироми удалось наладить с ней отношения.

Теперь, вместо того чтобы опасаться их следующей встречи, Хироми совсем по-другому относится к существовавшей между ними кармической памяти: «Я хочу, чтобы эта история между нами больше никогда не повторилась. Другие больше не должны создавать ситуации, в которых я смогла бы себя полюбить или оценивать себя, исходя из того, как оценивают и принимают меня они. Поскольку я изменялась, я надеюсь, следующая наша встреча будет исполнена обоюдной любви и приятия».

Пример   подобного   вызова   личности человека можно найти и в истории Филис Ламберт. Один из первых ударов судьбы обрушился на нее еще в юности и касался отношений с ее молодым человеком, Полом, которого она описывает так:

Пол был лучшим другом моего брата. Он всегда был частью нашей семьи. Я встречалась с ним в старших классах, и Пол говорил, что мы обязательно должны пожениться. Его отец был водопроводчиком, и Пол собирался, отслужив в армии, продолжить дело отца. Он пошел добровольцем и был убит всего через шесть недель после того, как их подразделение перебросили во Вьетнам.

Смерть Пола была страшным ударом для Филис, но она смогла взять себя в руки и продолжала жить так, как могла. В восемнадцать лет она вышла замуж за другого, но уже в девятнадцать развелась. Два года она ездила по стране автостопом, а в двадцать три года вышла замуж еще раз. До следующего развода, который произошел в двадцать пять, у нее родилось два сына. Затем она встречалась с разными мужчинами, но до серьезных отношений дело не доходило. Долгое время ей казалось, что она совсем утратила контроль над своей жизнью: «Я была совершенно одна, с утра до вечера работала, воспитывала двух сыновей, спала с кем попало, а для того, чтобы отвлечься и расслабиться, принимала наркотики (кокаин и марихуану)». Когда казалось, что дальше опуститься уже нельзя, Филис приснился изменивший всю ее жизнь сон:

Там было какое-то шоссе. Ни машин, ни грузовиков, только идущие пешком люди... С обеих сторон дорогу окружала зеленая трава раскинувшейся по ее сторонам долины... Мне очень нравилось так идти. Там впереди, вдалеке, виднелись прекрасные деревья, они манили к себе, и я пошла по направлению к ним. Проходя через лес, я встретила какого-то мужчину, вышедшего мне навстречу из чащи. На нем были голубые джинсы, красная фланелевая рубаха и теннисные туфли. У него были темные волосы, а на глазах — солнцезащитные очки. Когда мы достаточно близко подошли друг к другу, я поняла, что это Пол. Но ведь Пол был мертв — погиб много лет назад во Вьетнаме!

Я так обрадовалась, встретив его, что на глазах у меня появились слезы, а сердце просто разрывалось от счастья. Я подбежала к нему и какое-то время просто стояла и смотрела. Он выглядел так же, как всегда, только немного старше и как бы повзрослевшим. У него были все те же розовые щеки и та же привычка поправлять очки указательным пальцем. Я обняла его и почувствовала тепло его тела и такой знакомый, свойственный только ему одному запах. Я вскрикнула от счастья и даже не думала спрашивать, откуда он там взялся и что там делает...

Я так хотела навсегда остаться с Полом, видеть его, рассказать ему обо всем, что произошло со мной за это время, но он сказал мне, что я должна покинуть его. Он сказал, что я нужна моим сыновьям, но обещал, что будет ждать меня в конце этой дороги и у нас будет целая вечность, чтобы друг с другом поговорить.

Я помню, что разрыдалась, но в то же время чувствовала себя в полном покое и безопасности. Это было все равно что глоток свежего прохладного воздуха жарким и душным днем. Пол попросил меня поспешить, развернулся и ушел обратно в лес. Я хотела последовать за ним, но не смогла предпочесть его моим мальчикам. Ведь Пол сказал, что он будет ждать меня в конце дороги, и я верила его словам. Я развернулась и пошла в обратном направлении.

Когда Филис проснулась, она уже не смогла жить той жизнью, что раньше. Она убеждена, что тот сон стал поворотным моментом, с которого она начала приводить свою жизнь в порядок. В результате она окончила курсы бухгалтеров, что очень помогло ей в ее дальнейшей карьере. Она сосредоточилась на воспитании сыновей и стала посещать духовную дискуссионную группу. Жизнь наладилась, ее стали посещать духовной природы сновидения и проблески воспоминаний о прошлых жизнях, что убедило ее в том, что в начале XIX века она была «девушкой из салуна».

Во время одного из погружений в прошлые жизни она осознала, что в пятнадцать лет была брошена своими родителями в южной части Канады, после чего ей пришлось переехать в Монтану, где она и осталась работать в салуне, чтобы на что-то существовать. Теперь она понимает, что после смерти Пола она следовала паттерну прошлых жизней, что и привело к кармическим проблемам с мужчинами в настоящем:

Я понимаю, что каждый мужчина, с которым у меня были отношения, может быть связан со мной и моей прошлой жизнью в Монтане, — впрочем, как и с событиями других жизней. Я прекрасно осознаю, что во мне живет привычка не доверять мужчинам, привычка бороться за собственную «свободу» и независимость. Я наконец поняла, что некоторые из этих паттернов я повторять не обязана.

Филис уверена, что ее отношения с Полом с большой долей вероятности могли быть продолжением других отношений, существовавших между ними в Монтане или какой-либо другой прошлой жизни, причем эти же отношения, несомненно, будут продолжаться и в будущем. Также знание о реинкарнации помогло ей трансформировать некоторые существующие отношения:

Я знаю, что эта жизнь — еще не конец меня, и то, чему я учусь, и весь получаемый мною опыт останется со мной и в следующих жизнях — это непрекращающийся процесс, в который вовлечены абсолютно все. Еще я знаю, что люди, с которыми я имею дело сейчас, — те же самые люди, с которыми я имела дело в прошлом и, несомненно, буду продолжать общаться и в будущем. Это и утешает, и дает хорошую мотивацию начинать изменять свою ситуацию прямо сейчас.

В еще одной современной нам истории Лоис Холмс описывает, как воспоминания о прошлых жизнях помогли ей справиться с проблемой переедания, понять, почему ее так привлекали представители разных национальных меньшинств, и осознать причины сильнейшей связи, существовавшей между нею и ее внучкой. Сейчас, когда ей уже за семьдесят, Лоис признает, что всю свою жизнь страдала от лишнего веса и переедания — проблемы, с которой столкнулась и ее внучка. Сама белая по крови, в юности она нередко презирала других белых за их расовые предрассудки:

Мне всегда казалось, что я родилась не в той семье. Никто не был на меня похож — они и думали, и чувствовали иначе. Я любила их, они любили меня, но мы сильно отличались друг от друга, особенно нашими мнениями о других народах, расах и религиях. Я всегда чувствовала близкую связь с «аутсайдерами»-«чужаками», и не имело значения, кем и какого цвета они были. Я всегда чувствовала сильную предрасположенность к коренным американцам, афроамериканцам и людям из Индии... что кардинально противоречило тому, как меня воспитывали.

Заинтересовавшись реинкарнацией, Лоис пережила опыт погружения в прошлые жизни, в котором увидела себя живущей в Индии и принадлежащей к одной из самых низших каст: «Я увидела себя в Индии, а также узнала, что моя нынешняя внучка, с которой я в очень близких отношениях, — моя любимая младшая сестра». В том опыте Лоис обнаружила, что они с сестрой в той жизни часто голодали. Когда опыт той жизни подошел к концу, воспоминания о нем и стали причиной того, что в настоящем ей пришлось столкнуться с проблемой переедания: «Я смогла понять, почему я в этой жизни переедала. В результате после опыта погружения я смогла справиться с этой привычкой». Она поняла, что рождение в среде низших классов наделило ее расположенностью ко всем «чужакам», неудачникам и представителям меньшинств. Когда Лоис спросили, не хочет ли она что-либо сказать членам своей семьи и рассказать о своем опыте, Лоис ответила:

Я бы хотела поговорить с матерью, отцом, сестрой и братьями — со всеми, кого уже нет... Я бы рассказала им обо всем, что пережила, и как понимание реинкарнации пролило свет на мою жизнь — я получила ответы на множество вопросов. Когда они были еще живы, они считали мои идеи ересью и даже богохульством. Они не могли понять, почему мне нравились чернокожие или почему я столь либеральна в своих взглядах и мнениях. Я уже рассказала оставшимся членам семьи о пережитом мной опыте, и большинство из них были достаточно открыты идеям, которыми я с ними поделилась.

Менее позитивный пример проявления кармической памяти и нежелания или невозможности ее исправить мы находим в истории двух женщин, которым Эдгар Кейси в ходе чтения открыл их глубокую связь с ним самим.

Донна Винченце родилась в Виргиния-Бич, штат Виргиния, и иногда вызывалась поработать в офисе Кейси волонтером; Магдалена Каппутто была очень социально активной женщиной, жившей в Нью-Йорке и встречавшейся с Кейси, когда он приезжал туда по делам. Хотя эти женщины лично не знали друг друга, им обеим было открыто, что в одной из прошлых жизней они были в близких личных отношениях с Эдгаром Кейси.

Информация, полученная в ходе сеанса для Магдалены, предполагала, что она была замужем за Кейси, когда его основной обязанностью было присматривать за имуществом своей хозяйки, знатной римской дамы; Донне было открыто, что она и была той дамой, хозяйкой Кейси. Однажды Магдалена решила приехать в Виргиния-Бич, и Кейси увидел в этом возможность поставить интересный эксперимент — посмотреть, что произойдет, когда две женщины наконец снова воочию увидят друг друга. В результате Донна оставила в архиве Кейси об этом событии следующий отчет:

Мистер Кейси сообщил мне, что в Виргиния-Бич должна приехать миссис Каппутто и что ему очень интересно посмотреть, что произойдет, когда мы встретимся... Он сказал, что еще не рассказывал ей обо мне — по крайней мере, не открыл ей, кто я, поэтому, когда мы с ней встретимся, я буду знать, кто она, а она — нет. Казалось, ему очень интересна ее реакция и как она ко мне отнесется. Меня же удивило, что ему явно было совершенно безразлично, как отнесусь к ней я.

Помню, она приехала в понедельник или вторник, не помню, в каком точно месяце, но погода была еще очень хорошей. Впервые мы встретились, когда заехали, чтобы забрать ее на проходившие по вторникам вечерние чтения Библии. В машине были только миссис Кейси, Глэдис, мистер Кейси, миссис Каппутто и я. На самом деле, не знаю, что ожидалось, но чувствовала я себя довольно уверенно — и в отношении мистера Кейси, и в отношении миссис Каппутто. Неожиданно было лишь то, что, как мне показалось, я пыталась флиртовать. Она хотела остаться в Виргиния-Бич на две недели — но на следующий день выписалась из гостиницы и вернулась в Нью-Йорк. После того как мистер Кейси посетил ее в Нью-Йорке, он сказал мне (когда вернулся домой), что мое присутствие так расстроило ее, что она поняла: ей лучше просто уехать домой (1523-16, из отчетов).

Современный пример почти точно воспроизведенной кармической памяти прошлого приведен в истории Алисии Албертсон, прервавшей свои трехлетние отношения с ее другом Риком. Алисия признает, что, хотя инициатором разрыва была она, она все еще расстроена этим, так как ранее нередко думала о том, что выйдет за Рика замуж. Вот как она сама об этом вспоминает: «Уже при первой нашей встрече я с самого начала знала, что и для него, и для меня это будут очень значимые отношения».

Частично проблема была в том, что в характере Рика присутствовали определенная «жестокость и отстраненность», превращавшие жизнь с ним в настоящее мучение. И хотя Алисия прекрасно понимала, что разрыв с ним пойдет ей только на пользу, она приобрела кассету Брайана Вайса с записью техники погружения в прошлые жизни и попыталась выяснить природу связывавших их отношений. Регрессия позволила ей осознать кармическую память, ставшую причиной их встречи и отношений в настоящем:

Я очень ясно увидела себя живущей во Франции XIX века. Я была женой очень богатого человека, который был старше меня. Я видела его черные волосы и бороду. Он тоже был очень груб и жесток.

В результате я возненавидела свою жизнь, но и выхода у меня никакого из этой ситуации не было. У меня не было ни защиты, ни каких-либо преимуществ, ни своего дохода. Я отчаянно стремилась вырваться, но не знала, как мне это сделать. Когда в моем переживании я более пристально вгляделась в лицо мужа, я поняла, что это и был Рик.

Когда переживание подошло к концу, Алисия поняла, что ее трехлетняя связь с Риком — предоставленная ей возможность переписать ту историю, которую в прошлом ей так и не удалось изменить. Также очень интересным ей показалось то, что в этой жизни все «преимущества» изначально были у нее: она была на семь лет старше Рика, у нее было прекрасное образование, ее профессия приносила ей намного больше денег.

Пегги Макгро приводит еще более позитивный пример исцеления кармы благодаря собственной свободной воле. В качестве предыстории: Пегги родилась более семидесяти лет назад в Ирландии, мать ее была католичкой, а отец — протестантом. В то время было немыслимо, чтобы католичка вышла замуж за протестанта, и, чтобы как-то скрыть ее незаконное появление на свет, Пегги отдали на воспитание бабушке по материнской линии. В конце концов ее настоящие родители совсем забыли о ней — ее мать была отослана в Англию, где должна была работать гувернанткой, а отец отправился в Индию, где должен был служить в британской колониальной полиции. Она больше никогда не видела ни мать, ни отца, так как ее рождение было связано с неким «позором» и те были вынуждены полностью изменить свою жизнь. И все же, несмотря ни на что, бабушка очень любила Пегги, всячески восхищалась ею и дала ей прекрасное воспитание.

В 40-х годах XX века Пегги переехала в Соединенные Штаты, так как хотела продолжить свое образование именно там. В результате она вышла замуж и у нее появились собственные дети. Она была очень счастлива, когда наступило и ее время стать бабушкой. Однако радость ее длилась недолго — очень быстро выяснилось, что ее внучка — еще совсем младенец — категорически отказывается оставаться с бабушкой: «Не знаю, по какой причине, но, оставаясь со мной, она чувствовала сильный дискомфорт». Так как другие дети всегда очень любили Пегги, она никак не могла понять причин такого поведения внучки, ибо, что бы она ни делала — говорила с ней, нянчилась с ней или носила ее на руках, — отношение девочки к ней не менялось. Ребенок ее не любил и не хотел быть с ней рядом. И вот однажды ночью Пегги увидела сон, который, как ей казалось, указывал на причину такого положения вещей:

Я каталась на каруселях с моей любимой тетушкой, и хотя я знала, что в реальности она уже умерла, она была рядом со мной — жива и здорова. Совершенно неожиданно карусель начала вращаться в обратную сторону, и я поняла, что она движется также назад во времени. Я повернулась и заметила, что моя внучка сидит рядом с тетушкой и по мере того, как карусель продолжает движение в прошлое, моя внучка превращается в мою мать. Окончательно превратившись в мать, она стала весело беседовать с тетушкой. Моя тетя взглянула на меня, как бы желая убедиться в том, дошло ли до меня это послание? Эта женщина была вынуждена из-за моего рождения изменить свою жизнь и теперь воплотилась в мою внучку. Как только тетушка убедилась, что я все поняла, она тут же сошла с карусели, когда та остановилась. На карусели остались только я и моя мать.

Проснувшись, Пегги знала, что должна исправить отношения со своей внучкой/матерью. Она немедленно начала молиться за исцеление этих отношений и просила дать ей силы простить. Она занималась также медитацией. В глубине души она начала благодарить свою мать за все хорошее, что пришло в ее жизнь благодаря этой женщине. Пегги благодарила мать за жизнь, которую та ей дала. Оказалось, что это работает, так как постепенно ее внучка стала меняться. Вот как вспоминает об этом сама Пегги:

К тому времени, когда внучка научилась ходить, она уже выражала желание приехать ко мне в гости и остаться на ночь. Все свои детские проблемы она доверяла именно мне. С годами все, что я ей передала, превратилось в особый блеск ее глаз, который радует меня и по сей день. Когда она стала взрослой, меня особенно удивило то, что она избрала свое старое занятие — ухаживать за детьми. В этот раз она пошла еще дальше и стала заботиться о новорожденных, как будто желая доказать себе, что может заботиться о совсем маленьких детях, так как в прошлом такое же совсем маленькое дитя она оставила. Малыши просто приводят ее в восторг.

Пегги утверждает, что без того сна она и ее внучка могли бы всю жизнь прожить, игнорируя друг друга, и прошлая их ситуация навсегда осталась бы неразрешенной.

Прекрасное доказательство возможности личностного исцеления — история осознания прошлой жизни Надин Брокмен. Осознание того, что две преследовавшие ее почти всю жизнь фобии и неспособность ее любимой тети иметь детей происходят из одной и той же прошлой жизни, пришло к ней во время сеанса гипнорегрессии. Та прошлая жизнь была самой последней, в которой она и ее тетя были вместе. Надин утверждает, что всю свою жизнь она боялась двух вещей: прикосновений других людей к ее голове и путешествий на большие расстояния от дома.

Насколько я себя помню, я ненавидела всех, кто пытался погладить меня по голове или расчесать мои волосы. Я даже отказывалась ходить в салон красоты, предпочитая сама делать себе стрижки. Что же касается путешествий, каждый раз, когда я куда-либо выбиралась, мне становилось плохо: я чувствовала сильное головокружение, меня тошнило, начинался насморк, среднее ухо воспалялось, и так далее.

Частично из-за своих фобий Надин в конце концов обратилась к специалисту по регрессии, чтобы в состоянии гипноза вспомнить свои прошлые жизни и таким образом исцелиться от преследовавших ее фобий. Результат, к которому она стремилась, был достигнут немедленно:

Я увидела себя трехлетней девочкой, живущей недалеко от побережья в Швеции. Моя мать в той жизни оказалась моей бездетной тетей. Как-то вечером я захотела пойти погулять, но мать сказала, что уже слишком поздно и я должна ложиться спать. Ее ответ мне очень не понравился, и, когда она не видела, я выскользнула из дома и побежала играть на пляж.

Когда ранние сумерки перешли в темную ночь, я сильно испугалась. Я потерялась. На вершине скалы я увидела свет и стала взбираться на нее, — оказалось, что скала переходит в крутой обрыв. К сожалению, когда я забралась уже довольно высоко, я сорвалась, упала с обрыва и разбила голову об острые камни.

Видение изменилось — я увидела мою мать (в настоящем — тетю), обнявшую мое тело и рыдающую над ним. Она кричала: «У меня больше никогда не будет детей».

Для Надин это было очень сильным эмоциональным переживанием. Все еще в состоянии гипнорегрессии она начала плакать и, не переставая, повторять: «Это моя вина! Это моя вина!» Гипнотерапевту удалось вывести ее из этого состояния, тактично убедив, что она была всего лишь ребенком и не хотела ничего плохого. И все же на нее сильнейшее впечатление произвело видение ее нынешней тети, испытывающей такую боль: «Она ведь ближе мне, чем моя собственная мать!»

Тем не менее по большому счету это переживание оказалось полезным и исцеляющим. Сегодня Надин больше не беспокоится, когда кто-либо дотрагивается до ее волос, а путешествия не заставляют ее болеть и страдать. Надин уверена, что понимание концепций кармы и реинкарнации не только помогло ей сделать значительный шаг в росте и развитии души, но и убеждена, что обращение к этому знанию послужит совершенствованию каждого человека, каждой души:

У нас есть возможность исследовать и значительно расширить потенциал своей души. Внутри любого человека живет Высшая Сила, существует Единый Источник. Если бы только люди постарались принять те уроки, которые пытается преподать им жизнь, постарались понять, что ничто не случается без причины. Мы, и только мы, ответственны за создание нашей реальности.

Интересный пример  семейной кармы, проявившейся в судьбах людей на протяжении всего ста лет, приводит Анджела Андерсон. По словам Анджелы, ее история началась в поезде, когда она, еще молодая девушка, ехала со своей матерью из Калифорнии в Оклахому. Поездка была довольно приятной, пока ее мать не захотела отвести ее в вагон-ресторан. Когда они проходили между вагонами, грохот колес по рельсам был таким громким, что Анджела начала плакать и кричать, пока мать не отвела ее обратно в купе. С того момента у Анджелы развилась неподдающаяся объяснению боязнь поездов. Став старше, она заметила в себе и другие идиосинкразии, свойственные только ей, как, например, отвращение к звучанию немецкого языка и иррациональный страх потерять ребенка, когда он у нее появится.

Время шло. Анджела вышла замуж за офицера полиции, стала ухаживать за детьми, и у нее появились два своих ребенка — мальчик и девочка. Ее дети были чудесными и она не чаяла в них души. Мальчик любил рисовать, и лучше всего у него получались машины, которые он чаще всего и изображал. Помимо работы сиделкой, Анджела вместе с мужем преподавали в воскресной баптистской школе, и вся ее жизнь складывалась довольно хорошо. Но однажды ночью она увидела кошмарный сон:

Во сне я почувствовала, что проснулась и то, что происходит, — реальность. Я услышала, как первая дверь открылась, и я оказалась лицом к лицу со стоящим рядом со мной мужчиной. Его лицо освещал уличный фонарь. С головы до ног он был одет во все черное. Не были прикрыты только его лицо, волосы и руки. Его черные глаза были скошены, что придавало его лицу самое злобное из когда-либо мною виденных выражение. Я знала, что он хочет меня убить. Я попыталась закричать и растолкать мужа, но не могла издать ни звука, не могла двинуть ни одним мускулом. Мной овладел ужас. Мужчина сделал шаг вперед, и мне стало еще хуже.

Анджела заставила себя проснуться и больше уже не смогла заснуть. Все еще страшно напуганная, она ничуть не сомневалась, что видела лицо самой смерти. Муж попытался убедить ее, что все в порядке, но Анджела была уверена — нечто ужасное неминуемо должно произойти. Ее страх оказался пророческим — через неделю ее муж, отвозя их пятнадцатилетнего сына в школу, на большой скорости столкнулся с другой машиной. Ее сын мгновенно погиб, а муж остался калекой — его воле подчинялась только одна рука. Результатом аварии стали также приступы эпилепсии у мужа и тяжелейшие депрессии, с которыми ему лишь ценой огромных усилий удавалось справляться. Он чувствовал сильнейшую вину за то, что не смог избежать катастрофы. Сама Анджела очень горевала о потере сына. Какое-то время казалось, что муж не переживет полученных в аварии травм. В любом случае, на его карьере полицейского был поставлен крест. Вся жизнь семьи кардинально и печально изменилась.

В добавление ко всем их несчастьям по какой-то неясной причине у Анджелы появился сильнейший страх, что их дочь изнасилуют. В то время она часто говорила друзьям: «Лучше уж пусть меня саму изнасилуют, а дочь пощадят!» Только вмешательство двух посторонних людей помогло Анджеле исправить и изменить свою жизнь. Доктор, спасший жизнь ее мужу, родился в Индии. И он не только оказал помощь ее мужу, но и попытался облегчить участь Анджелы. Всячески ободряя ее, он сообщил, что, по его мнению, «люди меняют тела точно так же, как ежедневно меняют одежду». Его слова помогли Анджеле открыть для себя совершенно новую философию. По словам Анджелы, именно в этот момент «началось мое и по сей день продолжающееся путешествие к мудрости и просветлению».

Вторым человеком, повлиявшим на ее жизнь, был друг семьи, гипнотерапевт, согласившийся ввести Анджелу в состояние гипноза, чтобы посмотреть, не сможет ли она осознать причины постигшей ее трагедии в опыте своих прошлых жизней. К удивлению и восхищению Анджелы, под гипнозом она вспомнила мельчайшие подробности прошлой жизни, вероятно и объясняющие кармические причины случившегося несчастья:

Я вспомнила жизнь в Польше — там я была мужчиной, польским евреем по имени Клод Рейни.
Он владел ювелирной лавкой и часовой мастерской на углу. У него была жена — Эдит (я знаю, что именно она воплотилась в настоящем в мою дочь) и сын — Рубен (он воплотился в моего погибшего сына). И было это в 1943.
Мы слышали, что нацисты ищут евреев, и решили всей семьей спрятаться. Я прятался в стене за магазинной витриной, там же, где хранились деньги и драгоценности. Через небольшую трещину в стене я мог все наблюдать. Нацисты обнаружили Рубена, избили его, а затем забили до смерти ногами. Нашли нацисты также и Эдит — и перед тем, как убить, они долго по очереди ее насиловали. Я ничего не сделал и не попытался их остановить. К тому времени, когда они нашли меня, вся лавка была залита кровью. Так как я был достаточно сильным, меня отправили в [концентрационный лагерь] Берген-Белзен. Я знала, что мой нынешний муж служил в «СС» в концлагере и погиб в конце войны. Позже меня поездом перевезли в Освенцим, в котором я и погиб.

Это переживание многое объясняло: и боязнь поездов, и страх потери ребенка, и уверенность в том, что ее дочь изнасилуют, и ее неприязнь к немецкому языку, и даже увечья ее мужа казались расплатой за его нацистское прошлое.

После этого переживания Анджела смогла смириться со смертью сына. Она даже простила человека, ставшего причиной аварии. Благодаря всему, что она пережила, и людям, которые помогли ей достичь нового понимания, ее философия изменилась — теперь Анджела ни секунды не сомневается, что «душа просто не может избежать встречи с собой». Она убеждена, что весь ее жизненный опыт был не случаен и люди, благодаря которым она изменила свои взгляды на жизнь, были посланы ей для выполнения предназначения. Со дня аварии прошло уже двадцать лет, и, хотя она все еще тоскует по сыну, она уверена, что он вернулся в ее семью. Она уже стала бабушкой, и к ее удивлению ее внук «во всем» похож на ее погибшего сына. Его характер, его внешность и то, как он ведет себя с другими членами семьи, — все напоминает Анджеле о потерянном ею когда-то сыне. Она добавляет: «Он даже рисует почти точно такие же машины!»

Определенно, прошлая карма влияет на нынешние отношения между людьми. Далее несколько примеров из архива Эдгара Кейси, демонстрирующих, как происходили такие вполне закономерные встречи приходивших к нему людей с их кармической памятью:

64-летняя женщина пожелала узнать о своих прошлых отношениях с зятем, человеком, цели которого она часто ставила под сомнение, что, впрочем, не мешало ей чувствовать к нему определенную близость, иногда доходившую даже до «одинаковых мыслей». Сеанс чтения показал, что они были близкими друзьями по меньшей мере в двух предыдущих воплощениях: в Египте, во времена возвышения Иосифа из положения простого пленника до второго человека в государстве, и во времена второго раскола континента Атлантида. В тех жизненных опытах друзья нередко находили причины поспорить друг с другом. В настоящем же молодой человек периодически прибегал к ее советам, находя в этом побудительные мотивы своего духовного и умственного развития — то есть женщина, очевидно, в этой жизни играла ту же роль, что и в предыдущем их совместном воплощении (2612-1).

31-летнему мужчине, очень сильно заинтересовавшемуся получаемой Эдгаром Кейси информацией, было открыто, что в одной из предыдущих инкарнаций он жил во времена Иисуса. В том жизненном опыте он был женат на женщине, сомневавшейся в том, что Иисус и есть долгожданный Мессия, ибо она предпочитала придерживаться традиционных религиозных представлений, в которых и была воспитана. Когда мужчина захотел узнать, знаком ли он и в настоящем с женщиной, бывшей когда-то его женой, Кейси подтвердил: его жена вернулась в его жизнь, воплотившись тещей. Интересно и то, что женщина сохранила присущие ей скептицизм и неверие, что в соответствии с полученной Кейси информацией не могло не сказаться на ее дочери и зяте (137-121).

Бездетная женщина была очень близка со своим еще только учащимся ходить племянником. Она нередко брала его с собой на пляж, и люди, не знавшие ее, останавливались и выражали свое восхищение ее сыном. Она никогда не поправляла их, позволяя думать, что она и на самом деле родная мать этого ребенка. Она любила мальчика безусловной любовью, и, казалось, мальчик отвечал ей тем же. Когда брат этой женщины вместе с женой переехали в другой штат, сердце женщины было разбито. Ей очень не хватало общения с племянником, возможного теперь только в дни праздников и семейных годовщин. Когда женщина поинтересовалась связями, возможно существующими между ней и ее племянником, Эдгар Кейси сообщил ей, что когда-то во время их совместной инкарнации в Палестине мальчик был ее сыном. Их близость была лишь продолжением того жизненного опыта, и в настоящем их отношения складываются так, что всю свою жизнь они будут «поддержкой и опорой друг другу (1990-3).

Бабушке 14-летнего мальчика было открыто, что состояние ее внука — раскоординация отвечающих за чувства отделов мозга, вследствие которой ребенок не мог говорить, — непосредственный результат его прошлой кармы. Однако это была не только его карма: и сам мальчик, и те, кто за него отвечали, явно встретились с памятью об их прошлом совместном воплощении. Эта общая ответственность была описана Кейси так: «Итак, состояние это имеет кармические причины... ибо его тело себя же и встретило: но точно так же должны встретиться с собой и все, кто ответствен за эту сущность (4013-1).

Несколько позже, во время сеанса чтения для бабушки мальчика, эта кармическая связь получила свое дальнейшее объяснение. Оказалось, что и бабушка, и другие близкие мальчика когда-то служили в одном из храмов Иерусалима, но пострадали от жестоких указов и жестких правительственных санкций во времена правления Неемии — правителя, взявшегося восстановить городские стены. Некоторых жителей настолько разгневала тирания Неемии, что они поклялись отомстить ему. Кейси напомнил членам семьи: «И тот, кто клянется отомстить, расплачивается за это сполна. Отсюда пришел и упадок, ведь там, где появляется ненависть и зависть, душа человека оказывается закабаленной, что приводит к задержке ее развития и откладыванию выполнения ее земного предназначения (5177-1).

В другом случае, Кейси напомнил собравшимся, что независимо от того, как поступили с ним другие, ненависть не является ответом, так как питаемая к кому бы то ни было ненависть имеет самые серьезные кармические последствия: «Ибо питающая ненависть душа оказывается в долгу перед душой, к которой она эту ненависть испытывает! И долг этот огромен! (1298-1).

Во время сеанса чтения, который Кейси проводил для 56-летней бабушки, та спросила о своих прошлых связях со своими внуками (мальчиком и девочкой). Она также хотела узнать, почему она чувствует больше любви к внуку и заботится о нем больше, чем о внучке. Кейси объяснил ей, что в одной из самых недавних ее инкарнаций и внук, и внучка были ее близкими друзьями. Мальчик нередко обращался к ее суждениям и просил совета, в то время как девочка была более самодостаточна. Результатом этой дружбы и стало то, что все они встретились в настоящем. Говоря о том, почему она питает большее расположение к мальчику, Кейси сказал:

...Все дело в способности одной из сущностей быть самодостаточной — а это ведет к безразличию; другая сущность, обращаясь за советом, ища помощи и наставлений, породила в отношении себя большее чувство ответственности. Ибо это вселенский священный закон, по которому подобное порождает подобное. Так что, хотя любовь существует в настоящем опыте по отношению к обоим, все же для одной ее можно по праву назвать любящим безразличием, а для другого — поистине творческим, умножающимся и проявляющимся в действии переживанием (1472-13).

После смерти жены брата 41-летняя женщина взяла на себя ответственность за воспитание их дочери — своей племянницы. Фактически она стала той матерью. Когда же она спросила о своей связи с девочкой в прошлых жизнях, Эдгар Кейси, проведя сеанс чтения прошлого, объяснил ей, что она всего лишь продолжила отношения, существовавшие между ней и девочкой во время прошлой жизни, когда племянница была ее дочерью (2011-3).

Иногда карма семейных отношений приводит к возвращению сущностей в те же самые семьи. Например, одно из чтений Эдгара Кейси показало, что его собственный дед воплотился в семье Кейси как его внук (2824-1). Подобным же образом, Пола Вудрофф утверждает, что была в прошлом кармически связана с одним из своих родственников. Она убеждена, что она и ее муж — воплощения ее прабабушки и прадедушки. Это осознание пришло к ней после того, как ее мать умерла и она унаследовала и все имущество матери, и все переходившие из поколения в поколение семейные реликвии. Среди этих вещей был огромный сундук, полный семейных фотографий различных поколений этой семьи — людей, которых она знала, и тех, кого она видела впервые.

Там были свадебные фотографии и портреты, о существовании которых она даже не подозревала. Однажды, когда она их перебирала, к ней в гости зашел ее друг, ставший рассматривать фотографии вместе с ней:

Взяв один портрет, мой друг и заметил, что изображенный на старом снимке человек в точности похож на моего мужа! Это была фотография прадедушки, которого я раньше никогда не видела. Его сходство с моим мужем меня просто ошеломило! Он выглядел в точности как мой муж, разве что у прадедушки был шрам на левом виске.

Позже, когда у меня появилась возможность показать этот портрет другим, они были так же поражены, как и мой друг. Не оставалось никаких сомнений, что мой муж был моим прадедом! Просматривая фотографии, мы нашли снимок невысокой полной женщины, очень похожей на меня, — надпись на обороте снимка свидетельствовала о том, что это моя прабабушка. В тот самый миг я поняла, что и я, и мой муж вернулись в ту же самую семью!

И наконец — история Перл Давенпорт предполагает, что нередко кармические связи между людьми проявляются не сразу, но ждут подходящего для своего проявления времени. Перл рассказывает, что ее переживание заставило ее поверить в то, что «все мы связаны между собой так, что нам невозможно это даже вообразить». Один из наиболее запомнившихся ей случаев касался врача, о существовании которого она даже не знала. И встретились они при очень странных обстоятельствах, которые она описывает так: «Когда меня ввезли на кресле-каталке в приемный покой, его имя просто сорвалось у меня с языка — я попросила его позвать».

Выписавшись из больницы, Перл постоянно замечала, что думает об этом враче именно тогда, когда он занимается особо тяжелыми травмами или у него какие-то личные проблемы. Каждый раз, вспоминая о нем, она звонила ему: «Когда бы он ни нуждался в компании, я была с ним — будь то какая-то личная трагедия, проблемы с сыном, смерть близкого друга, развод и так далее. Казалось, я появлялась в его жизни именно в те моменты, когда ему нужно было с кем-нибудь поговорить». И в этих отношениях не было ни романтики, ни сексуальности. Вот как Перл описывает их сама: «Я всегда чувствовала, что ответственна за него». Однажды ночью ее даже посетило яркое видение, заставившее ее задуматься, не сходит ли она с ума:

Я ехала на работу в темноте, по дороге с самым плотным движением во всем районе, и все же мне казалось, что я на этой дороге совершенно одна. Когда я взглянула на небо, я увидела, что оно цвета синего бархата и, подобно бриллиантам, на нем начинают появляться звезды. Неожиданно я увидела руки Господа, вскрывающие мою грудную клетку и помещающие туда сердце. Голос произнес: «Отдаю его тебе на временное хранение». Я знала, что сердце это принадлежит моему другу-врачу.

На следующий день Перл связалась со знакомой ей талантливой женщиной-медиумом и спросила, что же связывает ее с врачом, какие кармические связи могли существовать между ними в прошлых жизнях. Та ответила, что в прошлом врач был сыном Перл и — не зная о ее чувствах и ее связи с ним — так определила основу их отношений: «Ты чувствуешь себя ответственной за него». Как только их связь получила объяснение, Перл перестало казаться, что она сходит с ума; она чувствовала себя так, как будто с ее плеч сняли тяжелое бремя и все наконец стало казаться разумным и понятным:

Я поняла одно — жизнь на самом деле очень проста. Мы все друг с другом связаны. По большому счету, мы сами выбираем и свои жизни, и то, чему мы хотим в них научиться. Дарованные душе различные жизненные опыты — как фрагменты огромного пледа, переплетенные между собой, — и пледу этому нет конца, различные переживания и отношения нашей души делают его лишь длиннее, плетение его не прекращается.

Вероятно, одна из самых важных концепций, которую мы находим в материалах Эдгара Кейси, относящихся к действию семейной кармы, — это подчиненность определенному предназначению всего, что эти отношения нам дают. Человек развивается и совершенствуется в своих отношениях с другими людьми. Важно понять, что иногда такое развитие может даваться человеку невероятно трудно, и это не зависит ни от места действия, ни от участников таких отношений; этот опыт — просто закономерная реакция на его прошлое, позволяющая встретиться ему с собой в настоящем.

Люди, чувствующие друг с другом сильную эмоциональную связь, неизбежно связаны кармической памятью. Однако то, что они делают с этой памятью, зависит от их свободной воли и выбора. Хотя и то, что мы чувствуем, и те трудности, с которыми мы сталкиваемся в отношениях, нередко напрямую связаны с нашим прошлым — наше будущее не предопределено. В действительности, справедливость действия кармического закона и реинкарнации частично проявляется в том, что каждая душа учится любить всех других людей точно так же, как любил их Создатель, — безусловно. Помня об этом, мы должны относиться ко всем отношениям как к способу, которым душа учится любить себя, других, Бога, и — как Кейси как-то сказал группе студентов, изучающих духовные принципы, — «"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя" (Лук. 10:27.). Ибо это весь закон, и весь закон в этом» (262-100).

Предыдущая страница     Следующая страница

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU