Кевин Тодеши - Эдгар Кейси о реинкарнации и семейной карме

Кармические отношения между детьми одних родителей




Главная  | О сайте  | Обратная связь |   Эдгар Кейси все о великом ясновидящем и целителе
Когда сущность оказывается среди многих других, обитающих в то же самое время в одной семье, и общается с ними, и прибегает к их помощи, и терпит их недостатки — это необходимо для развития всех, кто составляет эту семью в настоящем (378-12).
Сеансы   чтений   Эдгара  Кейси показывают, что, как правило, каждый живущий в семье человек имеет сильные кармические связи с любым другим членом этой семьи. Проще говоря, внутрисемейные взаимосвязи любого члена семьи с остальными представляют собой многомерный «культурный слой» прошлых жизней и исторического опыта, который не может не влиять на взаимодействие этих людей в настоящем. Другими словами, сильные подсознательные воспоминания, которыми любой член семьи обладает относительно всех остальных ее членов, могут привести к значимым конфликтам, ссорам, недовольству, гневу и разочарованию, но с таким же успехом могут послужить возникновению продолжительной дружбы, радости и глубокой взаимосвязанности опыта и переживаний.

Материалы Эдгара Кейси, касающиеся действия семейной кармы и наилучшей нашей реакции на нее, предполагают три основных обстоятельства, о которых мы не должны забывать:

1)    отношения начинаются именно с того, на чем они когда-то закончились; или другими словами, отношениям нередко присуща своя (негативно или позитивно выражающаяся) продолжительность;

2)    независимо от влияющих на нынешние отношения воспоминаний о прошлых жизнях, самым значительным фактором, определяющим развитие отношений, остается свободная воля.

Основываясь на полученной информации, Кейси нередко напоминал об определяющем значении свободной воли и наставлял приходящих к нему прежде всего обращать внимание на то, что происходит здесь и сейчас. Например, когда 36-летняя женщина, испытывавшая трудности в общении с сестрой, попросила объяснения опыта своих прошлых жизней, Кейси посоветовал ей, не отвлекаясь, сосредоточиться на настоящем:

...Пойми то, что сейчас тебе было открыто, — в настоящем у тебя те же самые проблемы с теми же самыми людьми (288-48).

Говоря о закономерности продолжения отношений именно с того места, на котором они прервались, Кейси сообщил брату и сестре, что все трудности между ними — всего лишь точное повторение тех проблем, которые они не успели «проработать» в прошлом. Эти проблемы проявились в тот момент, когда брат дал сестре неудачный совет, касавшийся вложения ее денег. В ходе сеанса Кейси уверил сестру, что эта неприятность может быть «исправлена», что приведет к установлению позитивных отношений с братом и нейтрализации того, что когда-то пошло не так (1000-14).

В другом случае 21-летнему студенту-юристу было открыто, что он и его младший брат появились в одной семье и «выбрали одну и ту же мать» не случайно, но из-за их близости в прошлом воплощении в Палестине. В те времена нынешний студент имел некое властное положение, а его младший брат служил его советником. Кейси подчеркнул, что, хотя они часто не соглашались друг с другом в том жизненном опыте (и неизбежно будут продолжать делать это в настоящем), это никак не повлияло на их близость и симпатии друг к другу (2542-1; 2677-1).

Женщина двадцати трех лет узнала, что непрекращающиеся неприязнь и соперничество между ней и ее братом могут быть прослежены до их совместного воплощения в Риме, во времена образования ранне-христианской церкви. Вероятно, во время становления церкви женщины играли в ней значительную духовную роль и пользовались авторитетом, поэтому брат и почувствовал зависть и неприязнь к сестре, когда ту выбрали диаконисой (Диакониса, диаконисса (в раннехрист. церкви) — вдова или незамуж¬няя девушка, которая помогала священнослужителям при крещении женщин и выполняла различные поручения епископов.), обойдя его собственные притязания на пост и положение. Кейси предположил, что кармическая память об этом опыте и является источником существующей между ними неприязни (2803-2).

Намного более позитивный пример: двум сестрам было открыто, что их нынешняя склонность доверяться друг другу и прибегать к поддержке другой — продолжение таких же отношений, существовавших между ними в Древнем Египте, где они были близкими друзьями, часто обращались друг к другу за советом и друг от друга зависели (958-3).

Интересный случай проявления кармы в отношениях между сестрами — история Анны Кэмпбелл и ее сестры Веры. Сколько они себя помнили, они всегда испытывали взаимную неприязнь друг к другу. Анне всегда казалось, что Вера во всем старается с ней соревноваться и быть лучше ее — и дома, и в школе, и среди друзей. Хотя Вера была старше, оказалось, что она чрезвычайно ревнива и завистлива; она не хотела, чтобы Анна дружила с ее друзьями, играла с ее игрушками, и никогда не доверяла ей свои тайны. Их взаимная нелюбовь стала настолько привычной и само собой разумеющейся, что их мать оставила всяческие попытки примирить сестер. Однажды она даже сказала им: «Давайте-ка вы разбирайтесь с этим сами. Пусть это будет ваша проблема». Так оно и было — проблема оставалась, и все, что они делали, вело только к ее усугублению.

Из шести детей семьи Кэмпбеллов постоянные конфликты были только между двумя этими сестрами. Еще более напряженным этот конфликт делало то, что, как единственным девочкам в семье, им приходилось делить между собой одну комнату. Однажды их недовольство друг другом дошло до того, что одна из девочек взяла мел и провела на полу разделяющую их половины черту. И по словам Анны, с тех пор было так: «Вера жила в своей части комнаты, а я в своей». Очень часто, пока девочки росли, они делали вид, что другой сестры и вовсе не существует.

Со временем девочки превратились в подростков, но их взаимная неприязнь никуда не делась. Однажды Анна призналась биографу Эдгара Кейси Джине Черминара, что Вера была «настолько скрытна, что даже никогда не говорила мне, сколько у нее пар колготок». При этом Вера считала, что может брать любые вещи, принадлежащие сестре: «Она никогда не стеснялась брать мое — сначала без моего ведома, а потом уже невзирая на то, известно мне об этом или нет» (1523-11, из отчетов). Со временем Анна вышла замуж, а их отношения испортились настолько, что Вера ни минуты не могла находиться в одной комнате с Анной и ее мужем.

Наконец, из-за проблем со здоровьем Анна посетила сеанс Эдгара Кейси. Действенность его касавшихся здоровья рекомендаций вызвала у Анны желание пройти как можно больше чтений и получить как можно более полную информацию — и о здоровье, и о прошлых жизнях, и о браке, и обо всех ее отношениях с самыми разными людьми. О своих же отношениях с сестрой на одном из последовавших сеансов Анна задала следующий вопрос: «Что связывало меня в прошлом с моей сестрой Верой и какие события привели к возникновению между нами столь явно неприязненных и проблемных отношений? И как я должна вести себя в этой ситуации, чтобы это пошло во благо нашему обоюдному развитию?» (1523-11).

Кейси ответил, что в их самом недавнем воплощении они жили вместе в районе городка Тайдуотер, штат Виргиния. В то время Вера была замужем, и муж ее довольно тяжело заболел, И вместо того, чтобы ухаживать за своим мужем, Вера занялась совершенно другими делами и посвятила себя совершенно   другим   обязанностям,   предоставив своего мужа самому себе. Однако другая живущая поблизости женщина пожалела больного, заботилась о нем и выходила его. Та другая женщина и была Анна, а тот мужчина — не кто иной, как ее нынешний муж. В том жизненном опыте Вера сильно обозлилась на Анну, так как считала, что та отняла у нее привязанность и любовь ее мужа. И в то же самое время Анна возненавидела Веру за то, что та изначально бросила мужа на произвол судьбы. Кейси описал эту ситуацию так:

В том жизненном опыте мы видим, что, живя рядом с городком Тайдуотер, они не поделили нынешнего мужа Анны. И не то чтобы ее сущность увела мужа у сестры, но благодаря своей помощи ему, из-за их дружбы и сотрудничества, из-за ее готовности поддерживать его и заботиться о нем, и помогать ему выздоравливать, возникли и ревность, и подозрительность, и ненависть.

Именно поэтому, как вы мне о том и сообщили, в настоящем вы преимущественно относитесь друг к другу скорее с подозрением и недоверием, чем с ненавистью или осуждением (1523-11).

Что касается улучшения отношений между ними, в ходе чтения Анна получила совет смотреть на сестру с надеждой, готовностью помочь, с доверием, уравновешенно   и   спокойно.   Из-за существующих между ними семейных связей и потому, что они жили недалеко друг от друга, Кейси рекомендовал им «почаще общаться и всячески сотрудничать». Он попытался вдохновить Анну, сказав ей следующие слова: «Сей семена доверия, даже если их будут затаптывать! Но не сей их в ожидании, что их затопчут! И пусть ты огорчишься, когда это в очередной раз произойдет, — не покладая рук делай это снова и снова!»

Хотя такой совет Анне было очень нелегко принять, долгие годы она продолжала работать над своими отношениями с Верой. Когда родители двух сестер состарились и заболели и на долю дочерей выпала забота о них, судьба предоставила им возможность больше десятилетия продолжать работать над своими чувствами по отношению друг к другу. В результате Анна даже призналась, что сейчас они могут друг друга «терпеть». Однако просто «терпеть» друг друга было недостаточно и не могло являться концом их совместной работы над отношениями.

В дальнейшей их жизни случилось так, что Анна и Вера стали очень близки друг другу. Когда Вере было около восьмидесяти, она оказалась в таком положении, что за ней некому было ухаживать, кроме ее семидесятилетней сестры. Такая ситуация продолжалась два года, и Анна всячески помогала сестре и ухаживала за ней, и у них было много возможностей оставаться наедине друг с другом и говорить, и вспоминать, и думать о прошлом. К концу жизни Веры, кажется, вся существовавшая между сестрами неприязнь наконец прошла. За два дня до смерти Вера искренне и очень эмоционально прошептала Анне: «Надеюсь, когда-нибудь мы снова будем сестрами».

Роли в отношениях периодически меняются в течение различных инкарнаций души, и в записях сеансов Эдгра Кейси нередко обнаруживаются примеры, как люди, бывшие когда-то братьями или сестрами, возвращаются на землю уже в других ролях или как иные прошлые отношения превращаются в настоящем в отношения братьев и сестер. Вот две современные истории о том, как братско-сестринские отношения продолжаются близкими отношениями и в настоящем, но участники этих отношений начинают играть отличные от их прошлых роли.

В первом случае мужчина двадцати с небольшим лет стал добрым другом тридцатилетней женщины. Сблизило их совместное увлечение духовным поиском. Они постоянно встречали друг друга на различных конференциях или общественных мероприятиях, что сблизило и притянуло их друг к другу. Причем в их связи было намного больше от отношений между братом и сестрой, чем от отношений романтических, — мужчина обычно обращался к женщине не иначе как «сестренка». На одном из семинаров, в котором они оба принимали участие, во время сеанса погружения в прошлые жизни неожиданно открылась истинная причина их дружбы и взаимного притяжения.

В регрессии женщина вспомнила свою прошлую жизнь в одном из индейских племен Запада, где она была очень близка с ее братом-воином, воплотившимся в настоящем в ее друге. Вероятно, это вас удивит, но во время того же сеанса ее друг просто думал о ней и задавался вопросом: «Знал ли я ее в прошлом?» Вдруг совершенно неожиданно он услышал громкий голос у себя в голове, утверждавший: «ОНА БЫЛА ТВОЕЙ СЕСТРОЙ!» После сеанса они поделились друг с другом посетившим их и совпадающим переживанием.

Второй пример — история Алена Брокмена, жившего несколько лет со своей девушкой, но никак не решавшегося сделать ей предложение. По словам Алена, «я никогда не мог понять, почему люблю эту девушку и принимаю участие в ее жизни, ведь я определенно не чувствую себя "влюбленным" в нее».

Так как Ален уже долгое время работал со своими сновидениями — часто задавая вопросы перед тем, как погрузиться в сон, и уже во сне получая на них ответы, — он решил спросить таким же образом и о своих отношениях. В ту ночь он увидел себя рядом с девушкой, живущей в Шотландии прошлого века. Также он понял, что был женщиной, а чуть позже стало ясно, что он и эта девушка были сестрами.

По пробуждении Ален осознал причину их связи и его отношения к ней в настоящем. Он также понял, почему любовь, которую он к ней чувствовал, не была похожа на ту любовь, которую он ожидал найти в отношениях мужа и жены. Вскоре после этого открытия они по обоюдному согласию решили прекратить связывавшие их романтические отношения.

Еще один современный пример кармической связи между детьми одних родителей, в котором чувства обеих сторон были уже не столь дружелюбными, — история средних лет мужчины, описавшего свои отношения с сестрой так: «Мы всегда испытывали сильные чувства друг к другу, и в то же время могу сказать, что были достаточно друг от друга отдалены». Встречаясь на семейных праздниках и прочих мероприятиях, они всегда признавали, что между ними существует сильная эмоциональная связь, в которой в равной мере присутствовали и разочарование, и недовольство друг другом, и близость, и понимание, и любовь. Как бы то ни было, развитие их отношений привело к тому, что, встречаясь на семейных мероприятиях, брат и сестра не стремились вступать друг с другом в контакт. Кармическая причина подобных отношений между братом и сестрой была открыта, когда брату удалось вспомнить некоторые обстоятельства их самой последней совместной инкарнации:

Я увидел сцену, в которой она была моей женой еще во времена колоний. Мы жили в Бостоне, где я был врачом. У нас была больная дочь, и, несмотря на мое медицинское образование, я не смог ее спасти — девочка умерла. Эта трагедия и разрушила наш брак. Моя жена отдалилась от меня, а я отдалился от нее, нашему браку пришел конец. В этом переживании я «знал», что случившееся и есть причина того, как складываются наши отношения в настоящем.

Ванда Гроувз рассказала историю, в которой четко прослеживается проявление кармической памяти в повседневной жизни. Сейчас, когда ей за пятьдесят, Ванда вспоминает: в детстве ее мысли нередко обращались к маленькой черноволосой девочке. Это продолжалось вплоть до учебы в старших классах — тогда Ванда решила для себя, что это просто видения ребенка, который появится у нее когда-либо в будущем. Теперь же она знает, что те видения были проблесками событий ее прошлой жизни. И в действительности, в этих видениях она смотрела на саму себя:

Наконец я осознала, что той девочке было примерно девять лет и жила она в самом конце XIX века. Она воспитывалась в очень дружной и сплоченной семье и особенно близка была со своим старшим братом. Она умерла от осложнения после гриппа и пневмонии, не дожив до своего десятилетия.

Особенно заинтересовало Ванду в этой информации то, что ее настоящая жизнь зеркально отражала основные события предыдущей жизни: когда ей было девять, ее госпитализировали с пневмонией, и она чудом осталась жива: «Тогда, в больнице я очень боялась, что могу умереть». Но Ванда выжила и с тех пор очень внимательно относилась к своему здоровью. Вот ее собственные слова: «Я старалась заботиться о себе — правильно питалась, занималась физическими упражнениями и регулярно проверялась у врачей». Говоря о том, как это отразилось на ее семейной карме, Ванда с уверенностью заявляет: «Теперь я знаю, что мой старший сын, с которым я очень близка, в том воплощении был моим братом».

Другой пример проявления кармы из архива Эдгара Кейси об отношениях между братьями и сестрами — история Энтони и Джона Уильямсов, двух братьев, пришедших к нему на сеанс чтения тела. Когда Джону был сорок один год, он послал Эдгару Кейси письмо, в котором просил предоставить ему дополнительную информацию о своих отношениях с братом: «Не будете ли вы так добры пригласить меня еще на один сеанс чтения, который мог бы пролить свет на отношения между мной и моим младшим братом Энтони, а также дать совет, как мне себя в этих отношениях вести» (2564-3, из отчетов). По записям, которые мы находим в деле Джона, становится ясно, что, хотя Джон всегда старался помогать своему страдавшему множественным склерозом брату, в их отношениях присутствовала зависть и между братьями нередко случались конфликты.

В ходе сеанса Кейси выделил три инкарнации — в период колонизации Америки, в Римской империи и в Древнем Египте. Он установил, что причиной основных трудностей в их отношениях была разница во взглядах братьев, в их стремлениях, идеалах и мотивациях в прошлых жизнях.

В случае Джона чтение показало, что его идеалом была свобода личности, включая свободу вероисповедания и свободу совместного труда во благо общей идеи (такой, например, как образование Соединенных Штатов).

В отличии от него, идеалы Энтони в общих чертах основывались на большем принуждении, вплоть до того, что он был готов оправдывать насильственные меры и террор государства в отношении своих граждан. Вот как это было описано в ходе чтения: «Все эти проявившиеся разные установки — основа того беспокойства и тех трудностей, которые каждый из вас испытывает и в настоящем» (2524-4). Говоря об исправлении данной кармы в этой жизни, Эдгар Кейси дал Джону следующий совет:

Общаясь с братом, действуй так, будто ваши условия противоположны настоящим; будь терпеливым и понимающим.

И пусть все твои молитвы будут на это направлены и звучат так: Бог, Отче наш! Говори со мной словами, мне понятными. И позволь мне, Господи, впредь говорить с моим братом поступками, а не словами.

Слова, понимаемые другим по-своему, приводят только к разногласиям. Но и с этим можно справиться, если проявлять терпение и братскую любовь (2524-4).

Как уже упоминалось, на приемных детей распространяются те же кармические связи, что и на родных детей в этих семьях. Например, родители, усыновившие двух мальчиков, пожелали узнать, были ли они когда-либо «в браке или по крови» связаны со своими приемными сыновьями. Паре было открыто, что все они жили как семья в древней Персии, где один из мальчиков в конце концов стал правителем одной из областей. У этого их сына был талант к политике, также он был очень самоуверен, в то время как младший мальчик был намного более робок. Сеанс чтения показал, что это был выбор самих мальчиков — вернуться, будучи усыновленными в одной и той же семье, чтобы младший брат мог изменить свое восприятие и чувствовать себя так же уверенно, как и старший. До этого мальчики также были прочно связаны друг с другом в своем воплощении в Египте, во времена физического и духовного развития человечества, когда, говоря языком духовной истины, «многое тайное стало явным» (3346; 3340-1).

Еще один пример — мальчик и девочка, принятые в разное время в одну и ту же семью. Они нередко ссорились и дрались, что и заставило их приемную мать начать интересоваться их отношениями в прошлых жизнях. Кейси объяснил, что в разные временные периоды истории они были членами противоборствующих групп, в том числе во время своих инкарнаций в Римской империи и Египте. В настоящем он подсказал приемным родителям «умерить» желания своих детей мстить друг другу, постараться дать им духовный базис, воспитывать детей с надеждой и целеустремленностью. Так их отношения в настоящем могут быть исправлены (2690-1; 2691-1).

Вот еще несколько примеров чтений Эдгара Кейси, иллюстрирующих проявления кармы в отношениях между братьями и сестрами.

Молодая женщина овдовела и, не представляя, где ей жить, переехала к брату. Несколько лет они жили бок о бок, и, вероятно, благодаря именно этим обстоятельствам стали очень близки друг с другом. Кейси выяснил, что сблизившая их кармическая память основывается отчасти на их отношениях в Древнем Египте. В том жизненном опыте они противостояли друг другу и боролись друг с другом, и было насилие, так как все это происходило во время восстания против правителя. Хотя им в результате удалось исправить некоторые последствия тех событий, только их отношения в настоящем позволили им наконец нейтрализовать всю остававшуюся между ними кармическую память (3564-2; 3062-2).

Когда родители пятилетних девочки и мальчика прошли сеанс чтения дочери и спросили, почему девочка выбрала родиться в настоящем именно в их семье, им было открыто, что ее появление в результате должно помочь каждому члену семьи узнать нечто о самих себе (1635-3).

В другом случае 41-летняя повариха спросила Эдгара Кейси, почему она всегда чувствовала свою отдаленность от братьев и сестер. Кейси поведал ей, что причины этого в ее прошлой жизни в Англии, во времена парламентской оппозиции Карлу II. Тогда она пыталась добиться политической стабильности и разрешения конфликта методами дипломатии, однако члены ее партии не приветствовали такую ее деятельность и устроили так, что она была выселена из своего дома и сослана во Францию. В ходе сеанса выяснилось, что ответственные за ее изгнание и воплотились в настоящем как ее братья и сестры (2624-1).

47-летней женщине было открыто, что во времена образования раннехристианской церкви в Лаодикее она была замужем за одним из ее приверженцев, следившим за тем, чтобы остальные члены этой общины были истинны в своей вере. Когда она спросила, что в то время связывало ее с матерью и отцом, Кейси ответил, что «в том переживании вы были братьями и сестрами» (1468-3).

43-летняя женщина попросила дать ей более полную информацию о кармических связях между членами ее семьи. Кейси рассказал ей, что некоторые исполняемые ими роли были похожи, а некоторые изменились на противоположные (так, родители стали детьми, а дети родителями), но независимо от конкретных ролей в настоящем существовали «нужды», причиной которых были прошлая карма и последствия того, что они когда-то пережили. Причина сложившихся между ними отношений — в ее истинном понимании — развитие  и совершенствование каждого, кто вовлечен в эти отношения:

И будет это истинной причиной — если вообще есть причина, — так как брат тогда был сестрой, или сестра была с ним в отношениях дружеских... [но] в настоящем отношения таковы, что если в них проявлена Созидающая Сила и плодами их должны быть плоды духа, то правильным в этих отношениях в настоящем будет стремление к развитию тела, разума и души (338-4).

В другом случае постоянно ссорившиеся друг с другом из-за различных мелочей брат и сестра, воплотившиеся в одном из первых поселений на земле Канады, вернулись в настоящем, чтобы проработать свое частое несогласие по пустякам, — но в этот раз их уже связывали отношения мужа и жены. Кейси сообщил этой паре, что взгляды, привычные им в отношениях брата и сестры, нередко проявляются и в том, что они делают в настоящем; однако, сотрудничая, они постепенно становятся более дружелюбны друг другу, чем в прошлом. Кейси сказал женщине: «Теперь же ваша работа приносит замечательные результаты! Продолжайте в том же духе — давайте и прощайте, советуйтесь и обращайтесь друг к другу снова и снова»(2174-1).

Когда 27-летняя женщина поинтересовалась, стоит ли ей выехать из квартиры своей семьи и найти собственное место жительства из-за конфликтов с остальными ее членами, Кейси ответил ей, что если она способна на это, то хорошо бы ей постараться перед отъездом наладить эти отношения. Зная о том, насколько сложна ее ситуация, Кейси предложил ей два способа ее рассмотрения. Он сказал, что, если она не способна относиться к членам своей семьи иначе как с неприязнью, тогда лучшее, что она может сделать, — это переехать. Но если она переедет немедленно, она должна знать, что это приведет к озлобленности, вражде и созданию еще более негативной кармы. Самым лучшим подходом для нее в настоящем будет понять, как она может помочь членам своей семьи и сотрудничать с ними:

Но если сущность ищет не различий, существующих в умах членов этой семьи, но пытается постичь, как быть полезной, и помочь другим членам семьи обнаружить свою связь с Созидающей Силой, это создаст благоприятную обстановку и увеличит возможности этой сущности уравновесить себя и наиболее полно и с наибольшими шансами на успех обрести большую гармонию (1436-3).

Как бы повторяя вышесказанное, однажды 39-летний фотограф спросил: «Что являлось бы наилучшим для меня в моем отношении к моей семье?» Полученный в ходе сеанса ответ напоминал ему, что в этой ситуации он может встретить лишь самого себя. В данном случае указание было следующим: он должен постараться выполнять все семейные обязанности, придерживаясь в этом следующего: «И как они поступают с тобой, так и ты относись к ним точно так же» (876-1).

В одном случае, когда 35-летний бухгалтер, чья сестра уже посещала сеанс чтения, спросил: «Должен ли я членам мой семьи что-либо, и если да, то что?» — Кейси ответил:

Долг существует. Есть обязательство — и по нему ты должен самому себе в отношениях со всеми членами твоей семьи — так же, как каждый член твоей семьи должен то же тебе; сделайте ваше сотрудничество конструктивным — и каждый извлечет пользу из того, что вы встретились, или были притянуты друг к другу.

Ибо ничто не случается просто так, но чтобы слава Отца была проявлена в делах и отношениях каждого с остальными (1432-1).

В семейных отношениях люди притягиваются друг к другу, чтобы каждый имел возможность стать лучше, совместно живя и общаясь с другими членами своей семьи. В таком воплощении — в конкретное время и в конкретной семье — и проявляется подчиненность судеб отдельных сущностей закону. Ни одно сотрудничество и ни одно переживание не случайны, но являются следствиями закона — духовными, ментальными или физическими (2753-2).

Следовательно, каждый отдельный человек притягивается в свою семью, чтобы благодаря этому усвоить уроки, необходимые для роста и развития души этой конкретной сущности. И усваиваются ли эти уроки в предложенных обстоятельствах в данное время и в данном месте или нет, зависит от свободной воли человека. Но из полученной в ходе сеансов информации мы узнаем, что в конце концов все уроки будут усвоены — это всего лишь дело времени. Как сказал Кейси в беседе с одной женщиной:

Знай, что это не было закончено в настоящем, и значит, каждый из вас должен будет встретиться с этим еще! Так почему не сейчас? (1523-6).

Предыдущая страница     Следующая страница

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU