жил, на первый, взгляд, тихо, ровно и скончался в глубокой старости в возрасте ста или ста двадцати лет.

Однако сегодня Иоанн известен более не как проповедующий христианство деятель, а как автор четвертого Евангелия, трех посланий и «Откровения». «Апокалипсис», или «Откровение» Иоанна Богослова, каждое поколение истолковывает по-своему, полагая, что выпавшие на его долю войны, голод и революции были предсказаны. Никого не смущает то обстоятельство, что все эти бедствия повторяются с трагической регулярностью. Вот и произошедшую недавно трагедию в юго-азиатском регионе, когда землетрясение и цунами унесли жизни почти двухсот тысяч человек, многие богословы склонны считать страшным предзнаменованием конца времен...

Последнее видение Иоанна содержит толкование о конце света. Это предсказание люди склонны трактовать именно в своем времени, ожидая, что на их долю выпадет конец света. Многие верующие, не проникая в суть иносказаний, слишком буквально понимали и понимают пророчества Иоанна и со дня на день ждут наступления конца света. Тем более, что провидец указал точные цифры — сорок два месяца, 1260 дней, 666, тысячу лет. И множество раз — складывая, суммируя, манипулируя этими цифрами — люди пытались вычесть точный год наступления конца света.

Одни отталкивались от общепринятого года Рождества Христова, другие — от года Его распятия и вознесения. Однажды было провозглашено, что конец света наступит в 1000 году, затем — в 1003, в 1260...

Как ожидали люди этого события? Молились, приводили в порядок свои земные дела или окончательно отрекались от них и уходили в монастыри. Те, кто считали себя людьми набожными и праведными, радовались тому, что покинут грешную землю и узрят небесный Иерусалим. А грешники с трепетом ожидали Страшного суда и праведного возмездия.

Шло время, войны и катастрофы сменяли друг друга, а конец света так и не наступал. Люди уставали ждать, потому историки отмечают всплески и затухания апокалипсических настроений. Но значительные исторические потрясения обостряли апокалипсическое чувство вины, и люди, вчитываясь в «Откровение» Иоанна Богослова, начинали подсчитывать — не пришло ли время.

Россию политические потрясения никогда не обходили стороной. Их было много в семнадцатом веке — раскол в Православной церкви, жестокие неурожаи и голодные годы, эпидемии моровой язвы, знамения — например, появление на небе хвостатой кометы. Российские раскольники возвели свое толкование «Апокалипсиса» в абсолют.

Протопоп Аввакум, духовный лидер старообрядцев, «высчитал» по тексту «Апокалипсиса», что конец света наступит в 1666 году. Очевидно, он просто суммировал «число зверя» и тысячу лет со дня освобождения сатаны из бездны. Старообрядцы, люди истово верующие, со всей серьезностью отнеслись к пророчеству мятежного протопопа. Одни уходили в глухие места Севера, Сибири, Поволжья. Другие не только денно и нощно молились, но и «запошивались», переставали принимать пищу и умирали от голода. Массовый характер приняли самосожжения, в последние десятилетия семнадцатого столетия было совершено 36 известных самосожжений, в которых погибли 20 тысяч человек. Те сторонники Аввакума, которые не захотели уходить из жизни подобным образом, а решили дождаться конца света и погибнуть вместе со всеми, заказывали себе гробы и заранее совершали отпевание друг над другом.

Когда в 1666 году конец света не наступил, Аввакум объявил, что в его расчеты вкралась ошибка и до самой своей мученической смерти продолжал проповедовать приход антихриста и наступление скорого конца света. Его последователи увидели антихриста в Петре Первом.

В начале девятнадцатого столетия центр апокалиптических ожиданий конца света переместился в Америку. Проповедник Вильям Миллер, проанализировав текст Библии, якобы нашел там указание на то, что конец света настанет 21 марта 1843 года. Наделенный даром красноречия и убеждения, этот лжепророк сумел убедить многочисленную паству в том, что именно в этот день свершится второе пришествие Христа. 21 марта тысячи его последователей собрались на огромном поле за городом, чтобы там в молитве встретить конец света, ожидая трубного гласа и пришествия Иисуса Христа.

Однако Миллеру пришлось объяснить разочарованной пастве, что он немного обсчитался, и перенести ожидаемый день на 22 октября этого же года. Позже он еще дважды переназначал день конца света.

Но, несмотря на то, что пророчества Миллера так и не сбылись, он стал основоположником секты адвентистов (от латинского adventus — пришествие). Сектанты-адвентисты активно проповедовали свое учение, ныне их секты распространены по всему миру, и ожидание второго пришествия — один из краеугольных камней их верования.

Сегодня и представители других христианских общин — свидетели Иеговы, пятидесятники ожидают близкого Армагеддона, священной войны между добром и злом, Богом и сатаной. Главами этих общин, якобы получающими знак от самого Господа, конец света назначался на 1914, затем на 1925 и на 1943 год. Пророчества не сбывались, однако пастыри каждый раз говорили, что «Господь скрывает свои предначертания, но нужно ждать и готовиться, потому что конец света может наступить в любой момент».

В последний раз конец света назначался ими на 1957 год, поскольку идеологи Центра свидетелей Иеговы подсчитали, что в этом году истекли шесть тысяч лет истории человечества, а «седьмая тысяча лет — это Царство Божие, которое начнется сразу же, без промедления после 6000-летнего периода господства дьявола».

Очевидцы из Бруклина, где располагается Центр свидетелей Иеговы, еще помнят, как рядовые члены общин, поверив «бруклинским пророкам», не стали той весной возделывать свои угодья, приготовившись встретить конец света.

Многие известные религиозные деятели считают, что высчитыванием и навязыванием ожидания конца света лидеры общин пытаются манипулировать коллективным сознанием своих последователей. В Евангелии от Марка сказано, что дата конца света сокрыта даже от Христа.

Следовательно, всякий, кто пытается высчитать эту дату или увидеть очертания реальных событий в тексте «Апокалипсиса», совершает грех и идет против воли Божией.

Ведь «...Когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко, при дверях... О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец. Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время» (Мк. 13,29,32—33).

Историки-атеисты толкуют «Откровение» по-своему и свое объяснение считают единственно правильным. По их мнению, «Апокалипсис» повествует только о временах становления и распространения по миру христианства, а не о более позднем периоде. «Откровение» рассказывает только о гонениях на христиан и предостерегает мучителей первых последователей Христа.

Свое Евангелие Иоанн написал на закате жизни, в девяностые годы от рождества Христова, когда о земной жизни Христа уже было написано Марком, Матфеем и Лукой. В столь преклонные годы Иоанна заставила взяться за перо возросшая активность еретиков и отступников, пытавшихся поколебать устои Церкви. Иоанн, не в силах сносить хулу имени Божиего, поведал о Господе собственным Словом.

Первые читатели «Откровения» — жители греческих городов Малой Азии и Иудеи не пытались разгадать и истолковать содержание этой книги. Для них все символы и образы «Апокалипсиса» были понятны, прежде всего потому, что они были навеяны Ветхим Заветом, который они, как и Иоанн Богослов, знали с младенчества. Хорошо знали эту книгу и жители Палестины, даже рабы, потому что Завет читался в каждом доме и ежедневно толковался в синагогах. Для этих читателей и слушателей Апокалипсиса «жена, облеченная в солнце и увенчанная двенадцатью звездами», была, без сомнения, народом Израиля с его двенадцатью коленами. А дракон с семью головами олицетворял Римскую империю, его красный цвет — пурпурную императорскую мантию, а семь голов дракона — семь императоров, правивших до появления книги «Откровения», — Юлия Цезаря, Августа, Тиберия, Калигулу, Клавдия, Нерона, Гальбу.

Зверь с семью головами, вышедший из моря, — еще один символ Римской империи (Рим стоит на семи холмах). Сам Иоанн и первые христиане не сомневались, по-видимому, в том, что одна из голов дракона, которая получила сначала смертельную рану, а потом исцелилась, это Нерон, который покончил с собой, когда против него восстали подданные, измученные его тиранией, а затем прошел слух о том, что Нерон жив.

Многие историки говорят, что для современников Иоанна были совершенно понятны слова: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочтет число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть», — так как цифры соответствовали буквам алфавита. И числом «666» обозначены слова «Нерон кесарь». Впрочем, потом такое толкование неоднократно оспаривалось, многие современные ученые считают, что число зверя до сих пор не разгадано.

Под Вавилоном, ставшим символом распущенности и развращенности, под «великою блудницею», восседающей на звере багряном с семью головами, также подразумевался в те времена Рим.

Однако по прошествии нескольких веков исторические реалии первого тысячелетия христианства уже стерлись из памяти читателей «Откровения», и верующие больше не связывали символику «Апокалипсиса» с историческими фактами, они самостоятельно толковали «Апокалипсис», ища в его поэтике современные беды и несчастия.

Христианство уже утвердилось и стало господствующей религией не только в Риме. В книге Иоанна Богослова стали усматривать исторические картины зарождения христианства, гонений, последующей борьбы с ересями. Под «женой, облаченной в солнце» одни богословы уже понимали Церковь Христову, другие — Пресвятую Богородицу. А еще позднее из «числа зверя» 666 стали выводить не только императора Нерона, но и злодеев и убийц, правителей, снискавших ненависть и современников, и потомков, от Папы Римского до Петра Великого и Иосифа Сталина.

Таинственные и мрачные видения «Апокалипсиса» послужили основой для многочисленных произведений искусства и философской мысли — это фантастические и невероятные интерпретации, от «Анжелики и демона» супругов Голон до «Имя розы» Умберто Эко. Иные же, наоборот, именно в «Апокалипсисе» Иоанна Богослова усматривают прежде всего образец поэтического творчества, ведь неоспоримо эстетическое совершенство этой книги.

О символике, аллегориях и притчах «Апокалипсиса» написано немало монографий, статей и диссертаций. Примерно с семнадцатого столетия в Европе и России свершился новый всплеск интереса к «Апокалипсису», интереса, который не исчез по сей день. Это понятно — в новейшей истории нет конца войнам, смутам, природным катаклизмам. Одновременно с художественными и теологическими интерпретациями появились и научные, и наукообразные.

Современные исследователи разделяют интерпретации Апокалипсиса на несколько типов. Эмпирические привязывали пророчества и видения Иоанна к определенному историческому событию и указывали точное место и время. Эмпирики заметно упрощали апокалипсическую картину светопреставления, отождествляя ее с земными катастрофами — эпидемиями, стихийными бедствиями, войнами и революциями, например с революцией во Франции 1848 года, с гражданской войной в США, наполеоновскими завоеваниями, Первой мировой войной.

Второй тип интерпретаций условно принято называть теоретически-богословским. Интерпретаторы-теоретики рассматривают «Откровение» как часть Библии и христианской литературы. И если эмпирики и многие верующие склонны в каждой конкретной катастрофе усматривать приближение конца света, то теоретики полагают, что апокалипсическая катастрофа — нечто иное, что свершится многим позднее.

Есть и третья точка зрения, в соответствии с которой катастрофы и бедствия сопровождают всю историю христианства.

Следующая страница
Иоанн Богослов
Апостолов верх, Богословия трубу, духовного воеводу, вселенную Богу покорившаго, приидите, верный, ублажим Иоанна приснопамятного, от земли переселяющегося, и земли не отступающаго, но живуща, и ждуща страшное Владыки Второе Пришествие, еже неосужденно  срести   нам испроси, любимиче, таинниче, Христов наперсниче, любовию   совершающим память твою.

Из службы Святому Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову

Что мы знаем о личности Иоанна Богослова? То, что он — один из двенадцати апостолов, предсказавший, как считает большинство теологов и отцов церкви, судьбы нашего мира. Иоанну, по мнению многочисленных толкователей его «Откровения», открылось будущее человечества, и он зашифровал его в «Апокалипсисе», что в переводе с греческого означает «откровение» — самой загадочной и неоднозначной из пророческих книг. Иоанна нарекли Тайновидцем, Мистом...

На долю апостола Иоанна не выпало таких страданий и мучительной смерти, как его сподвижникам. Он не был обезглавлен, как его брат Иаков, он не умер распятым на кресте, как Петр. В отличие от апостола Павла, который сначала прославился как гонитель христиан, а затем как ревностный сподвижник Христа, Иоанн Богослов после распятия Учителя 
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU