буддийской мифологии), Машиаха (в иудаизме). Мессия приходит, чтобы победить зло и совершить Страшный суд. Фоном Страшного суда является мировая катастрофа — глобальные разрушения, потоп, мировой пожар и т. п. После очищения мир вновь возрождается.

Наиболее древние тексты предсказаний конца света дает Авеста — священная книга древнеиранской религии зороастризма. Религиозные воззрения зороастрийцев восходят к общему арийскому, индоевропейскому источнику, поэтому и эсхатология этой религии родственна эсхатологии других индоевропейских народов. Зороастризм на территории Ирана впоследствии был вытеснен исламом, но и сегодня это действующая религия среди народности парсов в Индии. Зороастрийская эсхатология и учение о противоборстве сил добра и зла повлияли на учения, ставшие составной частью христианства, ислама, манихейства.

Во многих сказаниях о конце света индейцев Южной Америки говорится о потопе и вселенском пожаре. Например, в «Священной книге» гватемальских индейцев племени киче рассказывается о потопе и льющейся с неба горящей смоле, которые были посланы богом страха Хураканом:

«Большая водна поднялась и настигла их, тела мужчин были сделаны из пробки, а женщин из тростниковой сердцевины. За то, что они забыли своего творца и не благодарили его, они были умерщвлены и потоплены. Смола и деготь лились с неба. Затем земля погрузилась во мрак, днем и ночью шли сильные дожди».

С тем, что миру грозит огненная гибель, согласны буддисты, по представлениям которых конец света наступит после пришествия спасителя Майтреи. Средневековый ученый-энциклопедист Бируни в трактате «Индия» так передает их легенды:

«Ал-Ираншахари сообщает предание со слов буддистов, которое походит на эти небылицы. Якобы в разные стороны от горы Меру есть четыре мира, в которых поочередно сменяются жизнь и разрушение. Разрушение мира наступает вследствие того, что им овладевает огонь, когда семь солнц восходят одно за другим. Воды источников высыхают, и жаркий огонь утверждается в мире даже изнутри. Жизнь наступает, когда огонь покидает мир и переходит в другой. Когда огонь покидает мир, в нем поднимается сильный ветер, который пригоняет тучи и вызывает дождь. Дождь льет до тех пор, пока мир не станет подобен морю. Из его пены образуются ракушки, с которыми соединяются души, и из них после спада воды появляются люди».

Очень похож на описанную картину и конец света в представлении приверженцев манихейства, синкретической религии, которая возникла в I веке н. э. и вобрала в себя многое из верований иудаизма, буддизма, христианства и зороастризма. Манихейский пророк Ману учил, что в мире происходит борьба антагонистических сил — света и тьмы, добра и зла. Первое рождает душу человека, второе — тело. После того как все души праведников вознесутся к своему источнику — Солнцу и произойдет освобождение заключенного в темницу света, начнется мировой пожар и наступит конец времен.

В иудаистской эсхатологии конец света сопровождает Страшный суд, который вершит всемогущий Яхве. Это грозный ветхозаветный Бог, Бог-творец, явившийся патриарху Аврааму и родоначальнику иудеев Исааку. О его приходе возвещает мессия Машиах (по поздним талмудическим толкованиям), после чего кончается эпоха изгнания и народ Израиля собирается у горы Сион. Космическая катастрофа, знаменующая конец мира, сопровождается землетрясением, тьмой, каменным градом, потопом и т. д.

И, наконец, подробное описание последних времен, эсхатологической битвы добра и зла дано Иоанном Богословом в «Апокалипсисе».

Наиболее распространенная светско-научная точка зрения такова, что Иоанн Богослов не имел в виду какую-либо конкретную катастрофу, тем более уже совершавшуюся в прошлом. Он опирался на ветхозаветные тексты, на пророчества о Страшном суде, на описания гибели Содома и Гоморры, Казней Египетских, на апокалипсическую литературу того времени. Известный исследователь христианства Ренан насчитал пятнадцать «Апокалипсисов», сохранившихся до наших дней: «Апокалипсис Ездры», «Апокалипсис Иуды», «Апокалипсис Баруха» и др.

Что до легенды о Казнях Египетских, ее происхождение связывается с извержением вулкана Санторин в Эгейском море. Извержение Санторина — одна из самых крупных катастроф исторического времени. Несколько островов святой Ирины (так переводится название Санторин), принадлежащих к Кикладскому архипелагу, лежат в Эгейском море между Критом и Пелопоннесом. Они обрамляют грандиозный кратер вулкана, глубина которого достигает несколько сотен метров. Острова Санторина образовались после вулканических извержений. О происхождении самого крупного острова — Фера повествует Легенда, включенная в цикл легенд об аргонавтах.

Взрыв исполинской силы, сравнимый со взрывом нескольких водородных бомб, потряс Эгейское море. Остров, на котором прежде находился вулкан, буквально взлетел в воздух и превратился в пыль. Погибла цивилизация этого острова. Сигизийная волна — цунами прокатилась по всему Средиземноморью, вызывая многочисленные наводнения. В наше время большинство исследователей согласились с тем, что факт извержения Санторина может объяснить некоторые древние легенды. В том числе библейский рассказ о Казнях Египетских (Исх. 7—14). В этой книге повествуется о временах, когда евреи были рабами у египетского фараона. Яхве, явившийся пророку Моисею, повелел ему и «богоизбранному народу» покинуть Египет и идти в Землю Обетованную, которую он ранее обещал дать патриарху Аврааму и его потомству. Моисей от имени бога несколько раз просил фараона отпустить евреев, но фараон был неумолим. Чтобы устрашить египтян и показать свою мощь, Яхве устроил десять Казней Египетских — умерщвлял первенцев в земле египетской, превращал воды в кровь, посылал опустошительный град, моровую язву, песьих мух и т. д. Когда евреи все же покинули Египет, Яхве потопил погнавшегося за ними фараона в водах Красного моря, которые расступились и пропустили евреев, но сомкнулись над войсками фараона. После этого Яхве, в виде огненного (ночью) и облачного (днем) столпов, сорок лет водил евреев по пустыне, прежде чем привел их в Палестину.

Предполагают, что ряд казней, которые описывает Иоанн Богослов, взят непосредственно из ветхозаветного текста. В «Откровении» тоже идет речь об «отравлении вод», о «превращении вод в кровь». И в «Исходе» и в «Откровении» говорится о «язвах», о «граде, смешанном с огнем». Может показаться, что Иоанн Богослов лишь позаимствовал известные ветхозаветные бедствия, но, возможно, это и не так.

Рассмотрим следующий библейский рассказ, на который опирался Иоанн Богослов, — легенду о гибели Содома и Гоморры. Бог карает жителей этих городов за «содомский» грех — мужеложество:

Быт. 19,24-28:
И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба.
И ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и все произрастения земли.
И встал Авраам рано утром (и пошел) на место, где стоял пред лицем Господа.
И посмотрел к Содому и Гоморре, и на все пространство окрестности, и увидел: вот, дым поднимается с земли, как дым из печи...

Было ли это на самом деле? Что означают потоки серы и огня, обрушившиеся с неба? Последуем туда за греческим географом Страбоном. Он подробно описал эту область. Рассказ Страбона появился незадолго до «Откровения». Страбон пересказывал легенды, известные и Иоанну Богослову. «В пользу того, что эта земля насыщена огнем, приводят много других доказательств, — писал Страбон. — Так... показывают обрывистые обожженные скалы и во многих местах расселины и подобную пеплу почву, реки, распространяющие зловоние, и повсюду в окрестностях развалины человеческих жилищ. Поэтому приходится верить весьма распространенным среди местных жителей преданиям, что некогда здесь было тринадцать населенных городов, из которых главный город — Содом — имел около 60 стадий в окружности. От землетрясений, извержений огня и горячих асфальтовых и сернистых вод озеро внезапно вышло из берегов, и огонь охватил скалы; что же касается городов, то одни были поглощены землей, а другие покинули жители, еще имевшие возможность бежать».

Катастрофа, уничтожившая города Содом и Гоморру, видится такой: вначале было землетрясение, которое привело к резкому поднятию глубинных вод Мертвого моря и смещению осадочных пород, также содержащих сероводород. Большие объемы сероводорода, а также метана, освободившиеся и поднявшиеся до поверхности, взорвались. Возможно, произошло и возгорание разлившейся по поверхности моря нефти (здесь имеются крупные нефтеносные пласты).

Пророчества о Страшном суде появились в поздний период развития иудаизма, после «вавилонского пленения». Тогда Иудея и Израиль были покорены вавилонским царем Навуходоносором, Иерусалимский храм разрушен, а жители Иерусалима угнаны в Вавилон.

В это тяжелое для еврейского народа время и появились первые пророчества о грядущем конце света. Вероятно, отчасти они были обусловлены влиянием зороастризма — официальной религии Вавилона, имевшей, как мы уже говорили, развитую эсхатологию. Но в целом лежат в русле собственно иудаистской традиции.

Рассказы о Страшном суде можно найти в книгах пророков. Страшный суд вершит Яхве, который «воцаряется на горе Сионе». Это воцарение сопровождается мировой катастрофой. Так как мир в представлении древних имел ограниченные размеры, катастрофа затрагивает лишь эллинистические государства, Переднюю Азию и Египет. Происходит воскрешение всех людей. Их собирают перед Сионом. Яхве раскрывает книгу, в которой записаны все грехи человеческие. Он разделяет людей на праведников и грешников. Грешники наказываются вечной мукой, а праведники попадают в «горний Иерусалим», то есть в рай. Не будем подробно рассматривать иудаисткую эсхатологию, обратим внимание лишь на то, что нас интересует, — основные черты катастрофы.

Во-первых, катастрофа сопровождается землетрясением:

Ис. 24.19-20:
Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена. Шатается земля, как пьяный, и качается, как колыбель, и беззаконие ее тяготеет на ней; она упадет, и уже не встанет.

Ис. 13,19:
И Вавилон, краса царства, гордость халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра.

Во-вторых, приходит тьма:

Ис. 13,10:
Звезды небесные и светила не дают от себя света; солнце меркнет при восходе своем, и луна не сияет светом своим.

Далее идет каменный град, с неба падает огонь, льется горящая сера, начинаются моровая язва и потоп. Ис 30, 30:
И возгремит Господь величественным гласом Своим, и явит тяготеющую мышцу Свою в сильном гневе и в пламени поедающего огня, в буре и в наводнении, и в каменном граде.

Другие кары, описание которых опускаем, фантастического плана — чудовища, которые являются символами царств, дракон левиафан, сатана и пр.

Некоторые перечисленные кары являются простым повторением казней «Пятикнижия» Моисея. В основе этих пророчеств лежат действительные стихийные бедствия предыдущих веков. Исайя в одном месте предсказывает, что Египет погибнет от засухи и внутренней смуты, а пророк Иеремия предсказывает гибель Египту и Ассирии от войны между ними. Описания различных природных катаклизмов рассыпаны по всему тексту книг пророков, и не всегда они связаны с представлениями о грядущем Страшном суде, часто они лишь навеяны общей гнетущей атмосферой того времени. Мы не можем сопоставить с ветхозаветными бедствиями, которые основываются на описаниях природных катаклизмов (засух, землетрясений, моровых язв и пр.), какую-либо одну определенную, тем более геологическую катастрофу.

Иначе дело обстоит с «Откровением» Иоанна Богослова. Несмотря на то что Иоанн говорит на языке Ветхого Завета, он описывает, и причем в мельчайших подробностях, действительную и, как представляется, точно определяемую с точки зрения геофизики катастрофу.

Многие современные исследователи раннего христианства считают, что Иоанн Богослов при описании катастрофы опирался не только на казни и кары, о которых говорят книги ветхозаветных пророков, но также использовал современные ему рассказы о недавних катастрофах. Каких именно?

Начинается катастрофа «Откровения» обыкновенным крупным землетрясением. Оно произойдет после того, как Господь снимет с книги (той самой, о которой шла речь в Ветхом Завете) шестую печать.

Окр. 6,12—14:
...И вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь;
И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.

После снятия седьмой печати устанавливается безмолвие. Это особое тревожное ощущение звенящей тишины (наполненной неслышными, но давящими на психику инфразвуковыми волнами). Такая тишина наступает в перерывах между толчками землетрясения. Об этой тишине рассказывали, например, очевидцы землетрясения в Армении.

Далее появляется ангел с кадильницей:
Откр. 8,5:
И взял Ангел кадильницу, и наполнил ее огнем с жертвенника, и поверг на землю: и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение.
После первых толчков землетрясения появляются и начинают трубить ангелы. Трубит первый ангел — падает «град и огонь, смешанные с кровью», горят леса и поля. Трубит второй ангел — в море низвергается «гора, пылающая огнем», море приобретает кровавый оттенок. Трубит третий ангел:

Окр. 8,10-11:
Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.
Имя сей звезде - полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

Трубит четвертый ангел — затмевается солнце, луна и звезды. После трубы пятого ангела снова падает звезда, которой дан ключ от бездны. Отворяется бездна, и оттуда выходит дым, «как из печи».

Звезда «полынь»... Как много толкований было дано этому образу! Вспомним, например, роман Ф. М. Достоевского «Идиот», где звезда полынь сравнивается с сетью железных дорог.

Звезда полынь, по мнению ряда современных ученых, есть, по-видимому, обыкновенная комета. Появление комет, затмения («поразилась третья часть солнца») воспринимались в древности как несомненные, идущие от Бога предвестия грядущих катастроф. Становится понятным образ звезды в рассказе Иоанна Богослова. Для него и для его современников появление кометы было событием, вызывающим настоящий ужас. Но почему все-таки звезда названа «полынь» и почему у воды появился полынный вкус?

Вслед за кометой, после того как протрубил шестой Ангел, являются всадники, приход которых был предсказан в Ветхом Завете: «Вид его (народа) как вид коней, и скачут они как всадники; скачут по вершинам гор как бы со стуком колесниц, как бы с треском огненного пламени...»(Иоиль, 2; 4,5). Но обратим внимание, что в отличие от ветхозаветных всадников всадники «Апокалипсиса», имеют на себе брони «огненные и серные», изо рта коней выходят огонь, дым и сера.

Откр. 9,18:
От этих трех... от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей...

Что означает — огонь, дым и сера? Имеют ли они связь с полынным вкусом воды и градом, «смешанным с огнем и кровью»? Маловероятно, что эти детали,, уточняющие картину катастрофы, только ни на чем не основанная фантазия.

Ряд ученых предлагает обратить внимание на ангела, описанного подробнейшим образом, который появляется после всадников.

Откр. 10,1,2:
И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные;
В руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю...

Вид этого ангела напоминает картину ядерного взрыва. Такое сравнение как будто подтверждалось тем, что у людей после его появления образовывались на теле язвы. Подобные язвы возникают после попадания на кожу радиоактивного пепла. Но такое предположение невероятно.

В то время ядерных взрывов быть не могло. Образование язв можно объяснить иначе и более просто.

После явления ангела, «облеченного облаком», в небесах происходит эсхатологическая битва архангела Михаила, стоящего во главе войска ангелов, и дракона. Битва с драконом — очень древний мотив. Этим объясняется его включение в «Апокалипсис», но битва, по-видимому, не имеет прямого отношения к рассматриваемой катастрофе. Так же как и последующий рассказ о приходе зверя, символизирующего Римскую империю и императора Нерона.

Проследим по тексту за дальнейшим развитием катастрофы. Ангелы выливают чаши гнева, в результате воды рек, источников и морей превращаются в «кровь как бы мертвеца». Наконец выливает чашу гнева Божия седьмой ангел. Снова колеблется земля - землетрясение Страшного суда, как и обычное землетрясение, не оканчивается первыми толчками.

Откр. 16,18-21:
И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое!
И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянул пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.
И всякий остров убежал, и гор не стало; и град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, по-тому что язва от него была весьма тяжкая.

Далее, по мнению историков, идет рассказ о разрушении Вавилона. Они полагают, что Иоанн Богослов подразумевает под Вавилоном современную ему Римскую империю). Зверя-Нерона и лжепророка бросают в «озеро огненное, горящее серою». Туда же бросают дьявола-дракона (продержав его перед этим тысячу лет скованным в бездне). В это озеро бросают после Суда всех грешников, которых только что воскресили, тех «кто не записан в книге жизни». Оставшихся сто сорок четыре тысячи «праведников и девственников» ожидает «небесный Иерусалим».  Заканчивает Иоанн Богослов «Откровение» описанием «небесного Иерусалима», рая, по которому течет «чистая река воды жизни».

Историки уверены, что речь идет о катастрофе, близкой к той, которую мы уже рассматривали, когда анализировали легенду о гибели Содома и Гоморры. Такая катастрофа может происходить вблизи побережья. Дело в том, что при землетрясении на побережье резкие подвижки морского дна могут вызывать оползни и обрушение толщ осадочных пород. Эти породы содержат горючие газы — метан и сероводород. После оползней газы освобождаются и всплывают на поверхность моря. Малейшая искра — и море вспыхивает, над ним вздымается «огненный столп».

Затем события развиваются своим чередом: над факелом поднимаются потоки горячего, насыщенного влагой воздуха. При встрече с верхними более холодными слоями атмосферы влага в этих потоках конденсируется, и даже в ясную погоду сгущаются облака. Итак, мы видим «огненный столп, облеченный облаком». Такой столп мы не найдем ни в рассказе о гибели Содома и Гоморры, ни в описаниях Страшного суда ветхозаветных пророков. Можно вспомнить огненный столп, который ночью вел евреев по пустыне (Исх. 13), но это было в пустыне, а не на море, и появление его не было связано с землетрясением.

Из сернокислотного облака, разумеется, проливается «чаша гнева Божия». Из него идет кислотный град, «смешанный с кровью». И, разумеется, воды, отравленные серной кислотой, становятся «полынью». Теперь понятно, почему комету, которая предсказала это событие, назвали «звездой полынью».

Такого рода катастрофы случаются довольно часто в некоторых областях земного шара. Правда, по масштабам они не столь грандиозны и разрушительны, но тем не менее в основных чертах их описание совпадает с тем, которое дал Иоанн Богослов. Если поднятие глубинных сероводородных вод не вызвано землетрясением, то события завершаются сравнительно мирно.

Историки объясняют и явления Бога у горы Сион. Эта гора находится у побережья Красного моря. Если опираться на библейский текст, то может показаться, что эта гора — действующий вулкан, так как Господь является в «пламени поедающего огня» и обрушивает «каменный град». Однако ни Сион, ни другая гора Аравийского полуострова не могли быть действующими вулканами в течение последних нескольких миллионов лет. Так что историки настаивают: есть все основания считать, что мы сталкиваемся с описанием «сероводородных» катастроф, подобных описанным Иоанном Богословом.

Одним из первых примеров научной интерпретации «Апокалипсиса» стала книга Барнета «Священная теория земли», вышедшая в 1860 году. В ней автор изложил свое представление о будущей аполкалипсической катастрофе. Он увлеченно описал извержения вулканов, падение метеоритов и молний, возгорания серы и смоляных озер. Но эти картины отличаются от других, в которых автор дал волю своему воображению и попытался объяснить читателю, что такое, к примеру, сжижение и разжигание земных веществ.

А вот ньютонианцы изобразили Апокалипсис в соответствии с законами физики. Английский автор Уинстон в книге «Новая теория физики» предсказывал, как вблизи земли пройдет комета, которая иссушит моря и океаны, в результате чего погибнет все живое и действительно наступит конец света. Еще одна страница в научном толковании «Апокалипсиса» была открыта с появлением оружия массового уничтожения и все более активным использованием ядерной энергии.

Первые христиане читали «Откровение» с оптимистическим настроением. Они без страха ожидали конца света, полагая, что в катастрофе погибнут только неверные, им же самим полагалось обретение вечной жизни в Царстве Божием. Первохристиане свято верили, что светопреставление произойдет не по воле людей или по неким иным причинам, а только по воле Божией. И хотя и в разжигании войн, и в вершении революций преобладало злое человеческое начинание, Церковь объясняла своим чадам, что войны посылаются людям Господом ради искупления первородного греха.

Для современных читателей «Апокалипсис» - книга пессимистическая, мрачная. Сегодня не только рядовые верующие, но и многие богословы считают, что вершителями потенциальных катастроф - экологических и военных - могут быть сами люди. Так возникла новая богословская проблема: одни считают, что необходимо активно бороться за предотвращение новых мировых войн и экологических катастроф, другие, сторонники непротивления воле Божией, осуждают этот подход, они полагают, что только отступники от истинной веры могут бояться внешней угрозы со стороны разнообразных источников насилия больше, чем гибели собственной души. «Само исчезновение народа при сохранении его верности Богу уже заключает в себе определенный смысл. Мироздание не вечно, ответственность за его сохранение не лежит на человеке. Бог может создать такую ситуацию, в которой мы без оглядки на эту опасность должны проявить свою верность Ему», — учил свою паству священник, профессор богословия Гундлах.

«Однако Апокалипсис это не античный рок, это не неизбежность, — писал один из сторонников идеи покаяния как предотвращения Апокалипсиса Г. Померанц. — Это предостережение, указание на грозную опасность, которой можно избежать, если достигнуть духовного и нравственного сдвига. Здесь есть аналогия с пророчеством Ионы, грозившего Ниневии, что она будет испепелена. Но жители покаялись, и Бог простил их. Такое видение, как у Иоанна Богослова, означает: «Вам должно преобразиться, иначе все рухнет». Здравый смысл возражает: «Не могут же все люди преобразиться, так не бывает». Однако и не обязательно, чтобы преобразились все. Под влиянием проповеди Иоанна Богослова и других апостолов толчок преображения испытало относительно небольшое число людей, но этого оказалось достаточно, чтобы влить новый дух в Римскую империю. После этого ее восточная часть просуществовала еще полторы тысячи лет, а западная рухнула физически, но не духовно. Духовно — как католическая церковь — она выстояла и подчинила этому духу варварские племена».

Предыдущая страница     Следующая страница
Иоанн Богослов

КАТАСТРОФЫ В МИРОВЫХ РЕЛИГИЯХ И СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
Изучение древних катастроф помогает заглянуть в возможное будущее. Мы как бы переносимся туда, получаем эмоциональную, образную картину этого вероятного будущего. С усилением техногенного давления на природу возрастает угроза катастроф, подобных описанным в мифах. Правда, они будут вызваны иными причинами — разрушительной деятельностью цивилизации.

Эсхатология — это учение о конце света. Эсхатологические пророчества лежат в основе большинства религиозных систем, в том числе и христианского вероучения. Примечательно, что все варианты сказания о конце света имеют сходные черты.

Как правило, наступление конца света связывают с приходом мессии — Иисуса Христа, Саошьянта (в зороастризме), Майтреи (в 

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU