мир напал Дух Зла, Ангро Майнью, неся с собою смерть. С его вторжением завершилась Эра Творения, началась Эра Смешения Добра и Зла. Перед смертью Гайа Мартан обронил на землю семя, из которого вырос куст ревеня о двух стеблях, соединенных между собой. В этом общем растительном теле жили две души. Вскоре их тела разъединились и превратились в людей. Это были Машйа и Машйои, мужчина и женщина, первая супружеская пара. К сожалению, часто шли они на поводу у коварного Ангро Майнью и по его наущению совершали поступки, неугодные Богу. Они даже съели своего первого ребенка!

А потому после смерти они попали во Тьму, где и ждут по сей день конца света и последнего боя Добра со Злом, когда и над мертвыми будет вершиться Страшный суд.

Однако со временем в сердцах супругов пробудилось чувство родительской любви, и следующие потомки этой первой четы заселили землю, став родоначальниками разных народов.

Среди семи пар детей, которые родились от Машйа и Машйои, были мальчик и девочка — Сиямак и Нашак. Они выросли и тоже стали мужем и женой, родив, в свою очередь, Фравака и Фравакиен.

А уже их сын Хаошьянгх стал первым земным властителем, первым царем. Он возглавил династию Парадата («Поставленных впереди»). По преданию, Хаошьянгх первым установил законы для людей, то есть создал государство.

Хаошьянгх обучил своих подданных хлебопашеству и хлебопечению, строительству каменных жилищ и многому другому. Именно в его царствование на земле сами собою вспыхнули три великих огня — священное тройственное пламя Атара, от которого впоследствии зажглись огни святых алтарей. Древних арийцев нередко называют огнепоклонниками, хотя они обожествляли и другие стихии — воду, землю...

Сын и наследник Хаошьянгха, второй царь династии Парадата, Тахма-Урупи, был жрецом. Он отличался праведностью и добродетелью. Он утвердил в государстве религиозный культ Творца, Ахура Мазды. Правда, вплоть до рождения Заратустры арийцы наряду с великим Благим Духом почитали и других богов — пантеон их обширен.

Еще Тахма-Урупи научил подданных пасти скот, вязать из овечьей шерсти одежду и ткать ковры, приручил домашних животных.

Кроме того, Тахма-Урупи был отважным воином. Он отражал набеги буйных кочевников на мирные оседлые поселения. Он вызвал на бой приспешников Тьмы — дэвов и друджвантов (Друдж — дух Лжи) — и сломил их сопротивление. Обессиленные, перепуганные враги спаслись бегством. И тогда на битву с отважным царем вышел сам Ангро Май-нью. Но и его одолел Тахма-Урупи! Убить Ангро Майнью человеку смертному, конечно, не дано, но Тахма-Урупи заставил Духа Зла превратиться в черную клячу и оседлал его. Целых тридцать зим царь разъезжал верхом на этой лошади, не отпуская узды и не давая ей отдохнуть!

Ангро Майнью, пытаясь умилостивить наездника, выдал ему тайну письменности, научив Тахма-Урупи писать на семи языках. Знание это царь передал людям, но Духа Зла не отпустил.

Лишь болтливость царицы помогла Ангро Майнью освободиться от узды и погубить Тахма-Урупи. Женщина проговорилась, что единственное, чего боится ее супруг, — это высоты. Тогда черная кляча взобралась на высокую гору Албурз (похоже на Эльбрус?). И когда у царя закружилась голова, бесовская лошадь выбросила его из седла.

Третьим правителем из династии Парадата стал родной брат Тахма-Урупи, блистательный Йима. В иранской транскрипции это — Джам, или Джамшид. Под таким именем выводит его Фирдоуси (340—1020 или 1030) в своей монументальной поэме «Шахнаме». Великий персидский поэт, живший в начале II века н. э. называет царствование Йимы «золотым веком». Его правление длилось шестьсот лет, шесть месяцев и шестнадцать дней, и в течение всего этого времени люди не знали ни болезней, ни смерти, ни забот, ни страданий. В арийских землях установился порядок, потому что Йима разделил людей на сословия; каждый сосредоточился на выполнении лишь определенных, возложенных на него обязанностей, и делал свою работу не только для себя, но и для всей общины. А раз ни в чем не было недостатка и никто не умирал, то на Земле стало тесно, и Йима расширил Арьяна Вэджу — благодатный арийский край — вдвое.

Даже беспощадные морозы, налетавшие с севера, не помешали благоденствию народа, потому что царь воздвиг для людей убежище — Вару, за оградой которого люди могли переждать холода. Возможно, в этом предании речь идет о далекой доисторической эпохе оледенения...

Но Йима не удержался — возгордился и этим совершил грех. Когда Ахура Мазда предложил ему стать пророком истинной веры, царь отказался, сочтя, что для счастья человечества достаточно лишь земных благ, вершителем которых он, обуянный гордыней, возомнил не Бога, а самого себя. И тогда кончилась безбедная жизнь, и в мире надолго воцарилось Зло.

Трон захватил кровожадный трехглавый змей Ажи Дахака, которому помог в этом родной брат законного государя Спитьюра. Долго скитался низвергнутый правитель от города к городу, от селения к селению, пока его не выследили и по приказанию единокровного брата не предали страшной смерти: его заживо распилили пополам острой пилой.

Душа Йимы, возгордившегося и жестоко расплатившегося за это, попала в ад, но во время Страшного суда именно он будет первым прощен Богом, так как много добра принес людям. А пророком Ахура Мазды на земле станет из-за отказа от этой благородной миссии Джамшида, то есть Йимы, лишь его далекий потомок Заратустра...

Почти тысячу лет правил на земле Дахака, неся арийским землям неисчислимые бедствия. Множество мирных поселений было разорено кочевниками, под влиянием которых многие стали поклоняться злым дэвам. Но тайный «голос добра» не умолк навсегда: еще оставались на земле праведники.

Одним из них был Атвйа, потомок Йимы в восьмом поколении. Благочестивый Атвйа был вторым жрецом, отжав для людей целительный сок растения Хаомы. В награду за это боги послали ему сына — Траэтаону.

Ажи Дахака увидел вещий сон о том, что этому младенцу суждено победить его, и он разослал прислужников на его поиски. Злодеям удалось настичь и убить Атвйу, но жена погибшего жреца Френи скрылась вместе с ребенком и отдала сына на воспитание пастуху.

Когда спасенному Траэтаону исполнилось пятнадцать лет (по арийским обычаям, это возраст совершеннолетия), мать рассказала юноше о злодеяниях трехглавого змея, и тот поклялся отомстить и за отца, и за своего падшего предка, Йиму. И так как Благой Дух покровительствовал ему, он бросил вызов Ажи Дахаке.

По стране прокатилась волна восстаний против неправедного правления, и к Траэтаону присоединилось множество повстанцев. Поддержали Траэтаону и два его старших брата, которые до этого намеревались предать и даже убить его. Он их великодушно простил.

Траэтаону победил чудовище, но убить не смог и приковал его цепями в жарком жерле вулкана Демавенд, теперь потухшего. Считается, что Ажи Дахака по сей день заточен в сердцевине этой горы: он вновь вырвется оттуда в Судный день и лишь тогда будет повержен окончательно.

У Траэтаоны родились три сына. Младшего из них, благочестивого и кроткого, родители нарекли Арья, вероятно, в честь прародины арийцев — Арьяна Вэджа.

Траэтаона еще при жизни поделил свои владения между сыновьями, но Арья царствовал на переданных ему землях всего двенадцать лет. Затем он пал жертвой своих завистливых братьев, Сайримы и Тура, которые сочли, что ему несправедливо достались лучшие земли. Они убили и Арью, и его двух сыновей. Тур обезглавил брата и голову его послал отцу.

Одряхлевший, ослепший Траэтаона проклял сыновей-братоубийц. Он сумел, однако, уберечь и спрятать на мифической горе Мануш свою внучку, дочь Арьи, которая родилась уже после гибели отца. Девушка, повзрослев, родила сына, Манушчихра, названного так в честь горы, на которой спаслась его мать. От радости старик Траэтаона прозрел! Он сам обучил правнука всем царским премудростям, а за¬тем объявил его своим соправителем.
 
После долгих кровавых войн оба дяди-предателя были побеждены племянником и в отместку за Арью обезглавлены им.

У Манушчихра были сыновья Фриш, Наотара и Дурас-роб. У Дурасроба родился сын Аирик, у Аирика — Ниязем, у Ниязема — Ваэдишт, у Ваэдишта — Спитама, чье имя стало родовым именем пророка (подобно нашим фамилиям). Читая авестийские источники, часто можно встретить сочетание «Спитама Заратустра».

Далее последовательность поколений такова: Хардхар, Ареджадхарашн, Паетрасп, Чихшнуш, Хаедчадасп, Уругдхасп, Падирагтараспи, и наконец, его сын Порушаспа, который женился на девушке из чужого племени Дукдауб. Порушаспа стал четвертым жрецом Хаомы.

Таким образом, Заратустру можно считать принадлежащим одновременно и к царскому, и к жреческому роду. Наделенный даром провидца с пеленок, Заратустра оказался именно тем человеком, которому открылась тайна всей системы мироздания.

Предыдущая страница  Следующая страница
Заратустра

Великие предки Заратустры
   Главная  | О сайте  | Обратная связь |                            Предсказания и пророчества
Хотя до сих пор остаются дискуссионными место и время рождения Заратустры, имена его ближайших предков и далеких пращуров авестийская мифология сберегла и донесла до нас.

Родословная пророка, согласно арийской традиции, восходит к первому человеку, Гайа Мартану, имя которого в переводе с авестийского языка означает «Жизнь смертная». Это, по сути дела, зороастрийский Адам: он был сотворен из земли самим Благим Духом, Ахура Маздой. В древнеарийском мифе, уходящем корнями в глубину тысячелетий, Гайа Мартан — шестое творение Бога, как и человек в библейской книге Бытия.

Согласно верованиям арийцев, первый человек умер в тридцатилетнем возрасте так как на сотворенный 
Заратустра предки

Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU