17. ДОБРОВОЛЬНАЯ ЖЕРТВА

       Линн Макгонагил
       (Сарасота, Флорида),
       работает над тем,
       чтобы привести жизнь людей в гармонию
       с тенденциями и намерениями их души

       Воспоминания детства прекрасно показывают, как наши юные годы подготавливают нас к проблемам взрослого возраста. Многим людям, похоже, их детство кажется трудным и даже болезненным. Когда они узнают, что мы сами выбираем родителей, сестер и братьев и прочее земное окружение, они восклицают: «Ах, нет! Только не я! Я бы никогда не сделал(а) такой выбор для себя». Однако, когда их помещают в контекст их жизненной работы — плана их души для жизни, — уникальное детство каждой личности оказывается совершенной подготовкой к этой работе. Об этом же свидетельствует и случай с Киа, которая готовилась для главной задачи своей жизни: делать то, что представляется правильным, невзирая на критику. Во время своего сеанса LBL она узнала, как такая установка подготовила ее к смерти сына.

       Киа, любящая бабушка и воспитательница в детском саду, пришла ко мне примерно через год после смерти своего сына Эвана. Эван, двадцатишестилетний таксист из Тампа Бэй был жестоко убит незнакомым пассажиром. Почти сразу же после его смерти Киа почувствовала его присутствие, и это было подтверждением того, что с ним все в порядке. Хотя она была очень благодарна за эти визиты, они недостаточно удовлетворяли ее. Она еще глубоко тосковала, и ей трудно было принять его телесную смерть.

       Как и в случаях с другими, Гиды Киа во многом руководили опытом ее души во время процесса LBL. События, которые ее сверхсознательный ум предоставил ей для обзора, были избраны таким совершенным образом, что могли исцелить ее глубокие раны. Уже в начальной фазе регрессии, в которой субъект обозревает события детства своей нынешней жизни, начинается процесс исцеления. Как только Киа взглянула на себя в возрасте четырнадцати лет, она сразу же проникла в сердцевину своей боли. Она поняла, что должна искать источник утешения в других людях и других местах — именно то, что следует делать, чтобы преодолеть такое меняющее жизнь событие. Таким образом, в самом начале процесса ее душа уже открылась исцелению.

       Киа (в 14 лет): Я со своей сестрой. Мы в лесу, и, похоже, мы что-то вырезаем на дереве. Я чувствую беспокойство.

       Линн: Что же сейчас вызывает у вас беспокойство?
       Киа (в 14 лет): Наши родители опять воюют друг с другом.

       Линн: Вы в лесу потому, что родители воюют, или есть другая причина?
       Киа (в 14 лет): Я отправилась в лес, чтобы побыть одной.

       Линн: Лес помогает вам успокоиться?
       Киа (в 14 лет): Да.

       Линн: Что важно нам понять об этом моменте прямо сейчас?
       Киа (в 14 лет): Надо искать источники утешения в других людях и других местах.

       Линн: Является ли это тем периодом в вашей жизни, когда вы учитесь тому, как это делать — в свои четырнадцать лет: учитесь, как найти источники утешения там, где они проявляют себя, или вы уже обладаете этими навыками?
       Киа (в 14 лет): Я обучаюсь им.

       Линн: Обучаетесь и практикуете?
       Киа (в 14 лет): Да.

       Мы перемещаемся немного назад во времени, в другую ситуацию с Кией:
       Кия (в 14 лет): Я в классе, разговариваю с учителем.

       Линн: Как вы себя чувствуете: радостны, печальны или в другом настроении?
       Кия (в 14 лет): Некоторые дети нарушают правила. Я хочу понять, как это — нарушать правила, потому что я не хочу нарушать правила.

       Линн: Да. И что говорит ваш учитель об этом — о нарушении правил?
       Кия (в 14 лет): Что не следует нарушать правила. Она говорит, чтобы я встала в угол, и тогда я пойму, как это, но я не нарушала правила.

       Линн: Ну и вы поняли, каково это?
       Кия (в 14 лет): Да. Плохой мальчик смеется надо мной. Это злит меня, потому что я ничего не сделала, и он все равно продолжает смеяться надо мной и нарушает все правила.

       Линн: Да. Что важно понять здесь?
       Кия (в 14 лет): Люди будут говорить о вас всякую ерунду, даже если вы все делаете правильно.

       Лишь позже, в ходе процесса визуализации Кии в «жизни между жизнями», мы обнаружим, насколько важно это послание: Старейшие Кии сказали ей, в чем заключается миссия ее души и какую ключевую роль играет смерть Эвана в плане ее жизни. Они сказали ей, что ей придется преодолеть свои страхи, а также отвержение и критику. Здесь, на очень ранней стадии сеанса, они устроили ей предварительный просмотр этой центральной задачи. В возрасте пяти лет Киа уже начала понимать, что люди формируют свои критичные мнения о вас и судят, даже если вы не сделали ничего плохого.

       Как наше детство подготавливает нас к нашей главной цели, так мы готовим себя на протяжении многих жизней. И как наша душа показывает нам определенные картины детства, она также показывает нам в ходе сеанса LBL и важные фрагменты других жизней. Киа готовилась к испытанию убийства сына, по крайней мере, в последних трех жизнях, которые она просмотрела во время нашей совместной работы. Во-первых, Киа увидела прошлую жизнь в качестве Сары, которая оставила комфортную и даже роскошную жизнь в Европе и эмигрировала со своим новым мужем в Новый Мир. Но достаточно быстро ее жизнь в колониях наполнилась одиночеством и некоторым разочарованием.

       Kua/Capa: Я устала. Мне приходится делать много всего, чего раньше я не делала: стирать, готовить, шить, убирать...

       Линн: Что было еще важного для понимания этого периода вашей жизни, Сара?
       Киа/Capa: Я скучаю по своей семье и друзьям. Мне очень одиноко.

       Линн: Переместитесь вперед, к самому важному событию в жизни Сары. Как вы себя чувствуете теперь?
       Киа/Capa: Я исполнена радости... Я научилась брать лучшее из того, что у меня есть, и быть счастливой. Мы сами выбираем быть счастливыми в жизни или нет.

       Линн: Это прекрасно: наш выбор — счастье, не так ли?
       Киа/Capa: Да.

       Линн: Это самое значительное событие в вашей жизни — сделать выбор в пользу счастья?
       Киа/Capa: Да!

       Этот случай иллюстрирует кое-что еще, что часто можно наблюдать в работе с интуитивными Субъектами: самым значительным событием в их жизни не обязательно бывает внешнее происшествие. Это может быть, как в случае с Сарой, выбор или внутреннее явление: выбор быть счастливой, несмотря на обстоятельства.

       То, как умерла Сара, стало своего рода посланием и способствовало подготовке Кии к уходу Эвана в будущей жизни. В той прошлой жизни она умерла молодой матерью, оставив четверых детей и мужа, который очень сильно любил ее. На смертном одре у нее было прозрение — на этот раз относительно людей, которых она покидает:

       Киа/Capa: Я очень, очень больна и лежу в постели. Я истощена и слаба.

       Линн: Что, по-вашему, должно произойти?
       Киа/Capa: Я сейчас отойду (умру).

       Линн: Как вы воспринимаете это?
       Киа/Capa: Я не хочу покидать своих детей, и к тому же я беременна.

       Линн: Ах, мне очень жаль. Есть ли у вас какие-то идеи относительно того, что здесь имеет значение, кроме состояния вашего здоровья?
       Киа/Capa: Они все должны сделать выбор: быть счастливыми. Смерть тяжела для тех, кто остается, независимо от того, когда и как она происходит.

       Это справедливо для всех нас. Мы можем выбрать быть счастливыми в плохих обстоятельствах, когда мы не можем получить повышение, которого хотим, или когда наш муж покидает нас. И это, определенно, справедливо и для Кии в ее нынешней жизни: она может выбрать быть счастливой, несмотря даже на убийство ее сына. Для Кии стало целительным событием получение этого важного напоминания во время сеанса LBL: выбирай быть счастливой.

       Позднее в ходе сеанса Киа просмотрела свою более раннюю жизнь в качестве Элизабет, где ее убивают. Здесь она имеет совершенно другую точку восприятия. История начинается с того, что Киа восхищается своим отражением:

       Киа/Элизабет: Должно быть, я самодовольна, я наслаждаюсь своей привлекательностью. У меня очень густые, длинные золотистые волосы, волнистые на концах, и я очень стройная и красивая в этом милом платье.

       Линн: Где вы находитесь?
       Киа/Элизабет: Какой-то большой пустой замок с невероятным потоком света. Я одна... Здесь была схватка. Прямо в замке. (Удивленно) Я думаю, что я уже умерла!

       Линн: А вы знаете, что вы умерли, или чувствуете себя растерянной?
       Киа/Элизабет: Я думаю, что растеряна. Замок пуст. Наверное, прошло совсем немного времени (после схватки). Я думаю, что продолжала вести себя так, словно ничего не случилось, но ведь случилось. Я думаю, что умерла в результате схватки. Меня изнасиловали и закололи.

       Линн: Мне очень жаль. Сколько времени с тех пор прошло? Киа/Элизабет: Два или, может быть, три года. Многие умерли в тот день, и те, кто остались, говорили, что замок населен призраками. Там были и другие (кто умер), но теперь я осталась одна.
       Линн: Каковы теперь ваши планы, Элизабет?
       Киа/Элизабет: Ну, я думаю, что мне, видимо, следует понять кое-что об этом свете.

       Интересно, что глубочайшее озарение об этой жизни возникло у Кии не во время сеанса, а четыре с половиной месяца спустя, во время спонтанного вспоминания. Киа записала его и недавно поделилась этим со мной:

       «Я чувствовала, что реальная важность этой жизни для меня заключалась в понимании, что то, как я умерла, не имело значения, что, хотя меня изнасиловали и убили, я ничего не чувствовала и вернулась домой (в мир духа) невредимой. Для меня было важно понять, что то же самое касается Эвана, что какой бы ужасной сцена смерти ни была, он не чувствовал этого и вернулся на небеса невредимым, целым и чистым. Как он погиб — не имело значения».

       Это прекрасное и значимое озарение, которое пришло Кие месяцы спустя после сеанса LBL, иллюстрирует удивительные грани состояния, переживаемого во время сеанса LBL. Они связаны с самим процессом, который открывает двери между высшим Я и воплощенной личностью. Эти двери обычно впоследствии остаются открытыми, так что более глубокие послания могут приходить месяцы и годы спустя. Некоторые субъекты сообщают, что после своего путешествия в «жизнь между жизнями» они обрели более высокую степень психического и интуитивного осознания. В результате они чувствуют себя в большем резонансе со своей жизненной целью и понимают, что опыт переживаний в их жизни имеет значение.

       Откровения Кии, все еще пребывающей в глубоком трансе, стали более фундаментальными после того, как убитая Элизабет «ушла в свет». Следуя за светом, душа Кии/Элизабет перемещается в мир духа. Там ее втягивает со скоростью мысли в пространство, где время не движется.

       Киа: Оно круглое, и там трое — Старейшие. Я вижу пурпур, везде пурпур76.

       76 Пурпурный — цвет, который чаще всего встречается у высоко продвинутых существ, которые завершили свой цикл воплощений. Смотрите «Жизнь между жизнями».

       Линн: Спросите их, что важно Кие узнать. Почему так важно для нее быть здесь с ними в данной ситуации?
       Киа: Тот, кто по центру77, говорит, что я должна прекратить сомневаться в том, что приходит ко мне интуитивно, принимать это как истину, не позволять другим принижать то, что я слышу, что вижу и знаю в своей душе, потому что это и есть настоящее. Другой, который справа, говорит, что моя высшая цель здесь еще не достигнута, что она как-то связана с Эваном, с тем, что его забрали от меня.

       77 Часто во время встречи с Советом Старейших Старейший в центре визу ализируется как ведущий или председатель, руководящий встречей. Смотри те «Предназначение Души», глава 6 и «Жизнь между жизнями».

       Линн: Да, продолжайте.
       Киа: Это имеет отношение к духовным исканиям и помощи другим, а также к убеждениям, кардинально отличающимся от тех, с которыми я выросла. Сейчас произойдет что-то удивительное, понимаете... {Начинает плакать) Они привели Эвана... Я могу по-настоящему обнять его! Мне так хорошо. Я так скучаю по нему. Я ощущаю его, я слышу его в своей обычной жизни, но здесь это еще лучше! (Длинная пауза, всхлипы) Тот, кто слева, говорит, что это дано мне для развития силы и мужества.

       Линн: Встреча с Эваном организована для того, чтобы помочь вам набраться силы и мужества, так?
       Киа: Да.

       Линн: Хочет ли Эван сказать вам что-нибудь?
       Киа: Он говорит, что любит меня, что помогает мне, что мы давно договорились об этом, что это важно... Он все еще здесь, но об этом я знала. Они показывают мне, как все было организовано. Эван ушел вместо кого-то; и в тот день кто-то еще должен был умереть.
Линн: Эван заменил кого-то?78
       
       78 Обратите внимание на сходство со случаем в главе 3 в плане безвремен ной смерти. При выборе жизни, когда есть высокая вероятность ранней смер ти в следующей жизни, души должны хорошенько подумать, хотят ли они соединяться с таким телом. Кармические модели в данном случае затрагива ют опыт нескольких душ и могут, как говорит Киа, «служить двоякой цели».

       Киа: Да, потому что это имеет двоякую цель. Это не совсем соответствует тому, о чем мы говорили до нашего воплощения, но, приняв удар на себя, он спас пятерых людей79.

       79 Эван спас пятерых людей ценой своей жизни, и он принял это, чувствуя, что пассажир в его машине имел злые намерения. Этот человек собирался убить сторожа, его жену и троих их детей на почве ссоры с ними. Из-за того, что его машина заглохла, Эван не доставил мужчину к месту назначения. У них вспыхнула драка, в результате чего этот мужчина зарезал Эвана и поджег его машину. Полиция впоследствии арестовала убийцу. Таким образом, мы видим, что для этого задания не только была выбрана мужественная душа, но сообща с ней действовало и сильное, здоровое человеческое тело. Хотя верно, что таким образом не предотвратить все зло в мире, но кармические последствия наших проступков действительно преследуют нас в той или иной форме.

       Линн: Это каким-то образом приводит ситуацию в равновесие? Каковы были мотивы Эвана?
       Киа: У Эвана есть чувство юмора, он говорит: «Домовой указывает на небеса!» Его нужно знать, он мудрый малый.

       Линн: У него есть еще что сказать вам об этом или о других аспектах этой жизни?
       Киа: Он говорит, что ему жаль, что он был таким трудным подростком. Дурачок! Лини: Что-нибудь еще?
       Киа: Сегодняшнее — лишь для ободрения. (Смеется) Он говорит: «Настройся на следующую неделю для нового приключения». Я говорила вам, что он мудрый парень. И он напевает: «После этих посланий мы точно вернемся!»

       Линн: Итак, эта короткая встреча с ним задумана для ободрения, а следующий раз мы поднимемся на более высокие планы, и там узнаем больше. Это он имеет в виду?
       Киа: Да.

       Заметьте также, что Эван рассказывает нам, что за выполнение такого кратковременного задания он получит «небеса», на которые «указывает домовой». Как я уже говорил, некоторые души называют такие жизни «заправочными», или «жизнью-заставкой», принятие которой в пространстве жизни после жизни считается очень бескорыстным, благородным поступком. Другие ссылки на это можно найти в текстах, описывающих кармический долг, кармический выбор, вероятность ранней смерти, «жизни-заставки» — в книгах «Путешествия Души» и «Предназначение Души» (глава 9); также смотрите о сроках при выборе тела «Жизнь между жизнями».

       Линн: Вы чувствуете, что это правда? Киа: Да.

       Эта прекрасная встреча любящей матери и сына — великолепный пример того, как живо ощущаются эти взаимодействия. Через несколько лет Киа написала мне в своем электронном письме, что ее встреча с Эваном в присутствии Старейших была более реальной, чем ее физическое присутствие в моем офисе. Дальше она поделилась следующим: «У меня было ощущение физического объятия, хотя мы оба были в духовной форме. Ощущение всеобъемлющей любви поистине невозможно передать словами. Это было блаженство и покой, радость и надежда, обновление и понимание — и все в мгновение ока. Это было потрясающе».

       В своем втором сеансе LBL, который состоялся на следующей неделе, Киа снова увидела себя перед тремя Старейшими. Она спросила их, какова была истинная цель убийства Эвана, и почему ей надо было пережить такую боль утраты.

       Киа: Они говорят, что это должно было помочь ей стать более духовной.

       Линн: Какова ваша цель в будущем?
       Киа: После смерти Эванса для меня открылись пути психического осознания. Старейшие говорят, что мне следует принести в мир весть, что жизнь не заканчивается со смертью. Не только жизнь, но и личность. Что нам не нужно бояться этого (смерти)... Людям нужно знать, что там нет арф и ангелов; что там все иначе, чем учит церковь. Мы не прекращаем своего существования. Сознание того, что мы остаемся собой, утешает. Это, конечно, не новое послание, но многие еще не знают об этом.

       Линн: Ну, а что касается вашего психического развития: как оно согласуется с этим процессом?
       Киа: Тот, кто в центре, говорит, что это (психические способности) всегда было в моем распоряжении, но я не прибегала к ним, и теперь необходимо их использовать.

       Линн: Не имеет ли в виду тот, кто в центре, что большинство, если не все люди, имеют потенциальные психические силы?
       Киа: Безусловно... Тот, кто справа, хочет, чтобы я знала, что один человек может многое изменить, и все мы обладаем этой силой.

       Линн: Как вам кажется, хотят ли они сказать вам еще что-нибудь важное и полезное сейчас?
       Киа: Тот, что по центру, говорит, что как ни трудно это признать, но смерть Эвана действительно была подарком. И что без этого я не смогла бы делать то, что делаю теперь.

       Линн: Вам это представляется правильным?
       Киа: Да, но мне все же не нравится это.

       Линн: А нужно, чтобы это нравилось нам?
       Киа: Нет, пока стоишь здесь рядом с ними, в этом есть смысл, но когда находишься на кладбище, смысла не видишь.

       Линн: Я понимаю вашу ситуацию. Могут ли они помочь вам понять, как справиться с этим?
       Киа: Быть более духовной.

       Так происходит, что в период наиболее болезненных и тяжелых этапов нашей жизни мы склонны задаваться вопросом о том, каков же план нашей жизни и есть ли вообще какой-то план. Действительно трудно в такие болезненные моменты осмыслить происходящие события, найти значение в состоянии тоски. И, тем не менее, именно страдания подталкивают нас к осуществлению центральной задачи нашей жизни. Многие люди, оглядываясь назад, на последствия трагедии в своей жизни, приходят к выводу, что никакое другое событие не могло бы стать источником более сильной мотивации для перемен, что самые экстремальные страдания были необходимы для того, чтобы направить их к миссии души. Это особенно справедливо в случае с Киа и другими, кто потерял самого дорогого человека.

       После встречи Кии с ее Старейшими она осталась наедине со своим духовным Гидом Мигуэлем. Он продолжает помогать ей учиться принимать неприемлемое.

       Линн: Что Мигуэль говорит сейчас, что важного он хочет донести до вас?
       Киа/Мигуэль: Не пугайся того, что должно произойти.

       Линн: Вы понимаете, о чем он говорит?
       Киа: Полагаю, что да.

       Линн: Может ли он прояснить это так, чтобы у вас не оставалось сомнений?
       Киа/Мигуэлъ: Грядут перемены: перемены в карьере, во внешности, в приоритетах, и некоторым людям это не понравится, они будут критиковать, они отвернутся и уйдут, потому что это не соответствует их убеждениям и мыслям в этой жизни.

       Линн: Как вам следует быть с этим?
       Киа/Мигуэлъ: Не бояться.

       Три года спустя Киа рассказала мне, что она все понимала, когда общалась со Старейшими, хотя и не могла тогда все правильно сформулировать. Она сообщила, что, хотя и не смогла полностью перенести на физический план все, что узнала, многое действительно осталось с ней. Она объяснила, что до своих сеансов LBL она чувствовала необходимость бывать на могиле Эвана два-три раза в неделю. Впоследствии она уже знала, что его нет в этой могиле. Теперь она посещает могилу раз или два в месяц, просто чтобы убедиться, что там все в порядке, но переживания совсем другие: менее болезненные и более мирные.

       Во время нашей совместной работы Киа смогла получить удовлетворительные ответы на вопросы, которые преследовали ее после смерти Эвана. Ее Старейшие и Гид многое объясняли ей телепатически — с добротой и любовью. Она чувствовала любовь и сострадание, которые они проявили к ней. Самым лучшим было то, что она могла реально встретиться с Эваном в мире духа. Весь этот процесс дал ее уму покой, и он сохраняется вот уже три года.

<< назад            дальше >>
Главная  | О сайте  | Обратная связь |      МАЙКЛ НЬЮТОН - исследования существования бессмертной души человека
Майкл Ньютон Воспоминания о Жизни после жизни История личностной трансформации
Содержание книги:
(Воспоминания о Жизни после жизни)

> Введение
> 1. Любовь как ускоритель перемен
> 2. Путь от ума к сердцу
> 3. Когда дети учат «с того света»
> 4. Составление пазла
> 5. Выбор в жизни и дальнейший путь
> 6. Постижение Совета Старейших
> 7. «Варвар» по имени Лотар
> 8. Разбитое сердце
> 9. Белый Гусь
> 10. Охранник «Уэллс Фарго»
> 11. Жизнь налету
> 12. «Мал золотник, да дорог»
> 13. Мистическое перерождение
> 14. Заклинатель погоды
> 15. Два самоубийства
> 16. Распространение вселенской энергии через музыку
> 17. Добровольная жертва
> 18. Управление энергией для исцеления
> 19. Пересмотренный контракт Души
> 20. Нисхождение духовного гида
> 21. «Звените, колокольчики!»
> 22. Родственная душа поневоле
> 23. Поиск мужества для перемен
> 24. Начинающий духовный целитель
> 25. Развитие духовного партнерства
> 26. Разблокирование духовной цели
> 27. Путешествие к свободе
> 28. «Я дома»
> 29. Я знаю, что иду в ад
> 30. «У меня всего пара вопросов»
> 31. Возобновление отношений родственных душ
> 32. Поиск Лауры: восстановление утраченной личности
  


Rambler's Top100
© EDGARCAYSI.NAROD.RU